Список форумов Севастополь.ws
Севастополь.ws   |   FAQ   |   Правила   |   Поиск   |   Пользователи   |   Регистрация
Личные данные   |   Войти и проверить личные сообщения   |   Вход

РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ ИМПЕРАТОРСКАЯ АРМИЯ
На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
 
Создать   Ответить на тему    Список форумов Севастополь.ws -> Страницы истории
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
veresk
Старший матрос
Старший матрос




Пришёл: 01.06.2008
Сообщения: 84

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 11:21             цитировать    

Савилов В.Н. писал(а):
РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ ИМПЕРАТОРСКАЯ АРМИЯ

Закончить краткий обзор нам бы хотелось примерами человеческих судеб, которые как нельзя лучше опровергают миф о патологическом злодействе большевиков и о поголовном истреблении ими благородных сословий России. Замечу сразу, большевики были не идиоты, поэтому люди со знаниями, талантами и совестью им были очень нужны, а, учитывая тяжелейшее положение России, даже нужнее, чем кому-либо ещё. И такие люди могли рассчитывать на почёт и уважение со стороны Советской власти, несмотря на происхождение и некоторые провинности в прошлом.

И последнее, что хотелось бы сказать. Помните, как в своё время жестоко хаяли Сталина и, в частности, вменяли ему в вину то, что он, дескать, поубивал всех оставшихся в России царских офицеров и бывших дворян. Ну так вот, никто из наших героев репрессиям не подвергался, все умерли своей смертью (разумеется, кроме павших на фронтах Гражданской войны) в славе и почёте, а их младшие товарищи, такие как: полковник Б.М. Шапошников, штабс-капитаны А.М. Василевский и Ф.И. Толбухин, подпоручик Л.А. Говоров, стали Маршалами Советского Союза.
С уважением, Владимир



А вот тут позвольте не согласиться , мало кто из старых спецов доживал до старости в почете и достатке, слышали о деле " весна" ?

Начиная с описаных вами героев :
ОЛЬДЕРОГГЕ Владимир Алексеевич 1873-1931 Первый кадетский корпус , Николаевская АГШ (1901) ген-майор . В РККА с 1918 .
Арестован по делу "весна" 7.12.1930 растрелян с 26 на 27 мая 1931 .
ХАРЛАМОВ Сергей Дмитриевич 1881-1965 , Николаевская АГШ (1909) полковник . В РККА С 1918 .
Арестован по делу "весна" вину не признал 3 года итл условно .
НАДЕЖНЫЙ Дмитрий Николаевич 1873 -1945 Нижегородский кадетский корпус , Николаевская АГШ(1901) ген-майор .В РККАс1918
Арестован по делу "весна"2.01.1931 виновным себя не признал , осужден к 5 годам итл . Умер в 1945 в ссылке

Далее:
БАРАНОВСКИЙ В.Л. 1882-1931 ген-маойор , орденноносец царской армии + золотое оружие РККА. "Весна" .Расстрелян .
МОТОРНЫЙ В.И .1883-1931 ген-майор Николаевская АГШ . ВРККА 1919 . "Весна" . Расстрелян .
БЕЖАНОВ С.Г. 1884-1931 подполковник Николаевская АГШ. В РККА 1918 . "Весна". Расстрелян.
ГОЛИЦИНСКИЙ А.Н. 1864-1931 ген- майор. Алексеевское военное училище В РККА 1918 . "Весна" Растрелян .(хотя был в отставке , инвалид первой мировой )
ИВАНОВСКИЙ С.С1890-1931 Павловское военное училище . Два курса АГШ .В РККА с 1918 ."Весна" . Растрелян .

Список поверьте очень приличный . Многие не признавшие вину в 1931" признали " ее в 1938 , в том числе наверняка известные
ЕГОРОВ , ВАЦЕТИС , СВЕЧНИКОВ, ГАРФ И Т.Д . А Сергей Сергеевич КАМЕНЕВ умер" по странному стечению обстоятельств" за несколько дней до начала арестов и потом фигурировал в показаниях арестованных, как один из руководителей заговора .

Вот вам и весь" почет и уважение Советской власти " А уж в 1937 тов СТАЛИ взялся за "своих ".
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5063
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 11:44             цитировать    

veresk писал(а):



А вот тут позвольте не согласиться , мало кто из старых спецов доживал до старости в почете и достатке, слышали о деле " весна" ?


Слышали, слышали... И Тинченко почитывали. Не все там так просто. Явно ушки "молодых краскомов" торчат. И опять же не всех кого таскали по делу "Весна" репрессировали и расстреляли.

***

С окончанием гражданской войны РККА встала перед необходимостью серьезного сокращения – с 5,5 млн. ее численность постепенно была доведена до 562 тыс. человек. Естественно, сокращалась и численность командно-начальствующего состава, хотя и в меньшей степени – со 130 тысяч человек до примерно 50 тысяч. Естественно, встав перед необходимостью сокращения комсостава, в первую очередь руководство страны и армии стало увольнять именно бывших белых офицеров, отдавая приоритет таким же офицерам, но служившим в Красной армии изначально, а также молодым краскомам, занимавшим как правило более низкие должности – уровня командиров взводов и рот. Из числа бывших белых офицеров в армии оставлялась только наиболее ценная их часть – офицеры генштаба, генералы, а также специалисты технических родов войск (авиация, артиллерия, инженерные войска). В результате с переходом армии на мирное положение из 14 тысяч офицеров в ней осталось лишь 1975 бывших белых офицеров, при этом процесс их сокращения продолжался и дальше одновременно с сокращением самой армии. Последняя с 5 с лишним миллионов была сокращена сначала до 1,6 млн. человек на 1.01.1922, затем последовательно до 1,2 млн. человек, до 825 000, 800 000, 600 000 – естественно параллельно шел и процесс сокращения численности комсостава, в том числе и бывших белых офицеров, чья численность на 1.01.1924 составляла 837 человек (Из Отчета о работе Управления РККА от 21 апреля 1924 года, «Реформа в Красной армии. Документы и материалы. 1923-1928 гг.», Москва 2006, кн.1, стр. 144). Наконец в 1924 году численность вооруженных сил была зафиксирована на уровне в 562 тыс. чел., из них для собственно армии 529 865 чел, и одновременно прошел очередной процесс переаттестации командного состава, в ходе которого проверку прошло 50 тыс. командиров. Тогда было уволено 7 447 человек (15% к числу проверенных), вместе с ВУЗами и флотом число уволенных достигло 10 тыс. человек, а демобилизация проходила «по трем основным признакам: 1) политически неблагонадежный элемент и бывшие белые офицеры, 2) технически неподготовленные и не представляющие особой ценности для армии, 3) перешедшие возрастные предельные сроки». Соответственно уволенные 10 тыс. командиров по данным признакам делились следующим образом: 1-й признак –9%, 2-й признак – 50%, 3-й признак – 41%. Таким образом – по политическим причинам в 1924 году было уволено из армии и флота около 900 командиров. Далеко не все из них были белыми офицерами, а часть служила на флоте и в военно-учебных заведениях, поскольку последних уже на начало 1924 года в армии насчитывалось 837 человек, а к 01.01.1925 в РККА осталось 397 бывших белых офицеров. Повторюсь, оставлялись в армии либо технически специалисты, либо квалифицированные военспецы из числа генералов и офицеров генштаба – что кстати возмущало некоторых красных военачальников. Так, в весьма эмоциональном письме группы командиров Красной Армии от 10 февраля 1924 года отмечалось следующее: «в строевых низших частях произведена чистка командного состава, не только враждебного элемента, но даже сомнительного, сознательно или несознательно запятнавшего себя либо службой в белых армиях, либо пребыванием на территориях белых. Вычищалась и выбрасывалась молодежь, зачастую крестьянского и пролетарского происхождения — из числа прапорщиков военного времени; молодежь, которая своим пребыванием после белых армий в частях нашей Красной, на фронтах против тех же белых не могла этим самым искупить своей ошибки или преступления, совершенного зачастую по несознательности в прошлом».

И в то же время:

«все заслуженные, выхоленные выходцы из буржуазного и аристократического мира, бывшие идейные руководители царской Армии — генералы остались на своих местах, а иногда даже с повышением. Контрреволюционеры и идейные руководители белогвардейщины, вешавшие и расстреливавшие сотнями и тысячами пролетариат и коммунистов в период гражданской войны, опираясь на поддержку своих старых товарищей по царской академии или родственные связи со спецами, засевшими в наших главках или Управлениях, свили себе прочное, хорошо забронированное осиное гнездо в самом сердце Красной Армии, ее центрально-организационных и учебных аппаратах — Штаба Р.К.К.А., ГУВУЗ, ГАУ, ГВИУ, ШТАБ ФЛОТА, Академии, ВАК, Выстрел и Редакциях нашей Военно-научной мысли, которые в их безраздельной власти и под их тлетворным и идеологическим влиянием».

Безусловно, «идейных руководителей белогвардейщины, вешавших и расстреливавших сотнями и тысячами пролетариат и коммунистов в период гражданской войн», среди высшего командного и преподавательского состава РККА было не так уж и много, но тем не менее данное письмо свидетельствует о том, что присутствие бывших белых офицеров было весьма заметно. Что касается «идейных вдохновителей, вешавших и расстреливавших» то на ум приходит разве что Я.А. Слащев (и кстати как-то на ВИФе Владислав Гончаров ссылался на Минакова, который в одной из своих книг упоминал служившего в 1923 году в штабе РККА б. белого полковника Дилакторского. Последний же в 1919-м был у Миллера (на Севере) начальником контрразведки).

Что касается прочих белых офицеров, то необходимо отметить лояльное отношение, отсутствие идеологической зашоренности, а также прагматичный подход армейского руководства к ним. Последнее понимало, что большАя часть офицеров белых армий, служила в них зачастую по мобилизации и без особого желания, а впоследствии многие реабилитировали себя службой в Красной армии. Понимая и то, что как обладающие военной подготовкой и боевым опытом, они представляли собой особую ценность как комсостав запаса, руководство РККА прилагало усилия к нормализации их существования в гражданской жизни: «Существующая безработица и предубежденное отношение к ним со стороны наркоматов и других советских организаций, подозревающих их в политической неблагонадежности, что не обосновано и по существу неверно, приводит к отказам в службе. В частности, большинство лиц 1 категории (бывшие белые) отнюдь не могут считаться белыми в настоящем значении этого слова. Все они служили лояльно, но дальнейшее их оставление в армии, особенно в связи с переходом к единоначалию, просто нецелесообразно. По имеющимся сведениям, большинство демобилизованных влачит жалкое существование…». По мнению Фрунзе, многие из уволенных, пробывшие в армии «по несколько лет» и имеющие опыт гражданской войны, являлись «резервом на случай войны», в связи с чем он полагал, что забота о материальном положении уволенных из армии должна стать предметом внимания не только военных, но и гражданских органов. Считая, что «надлежащее разрешение этого вопроса выходит за пределы Военведа и имеет большое политическое значение», Фрунзе от имени РВС СССР просил ЦК дать «директиву по партийной линии». Вопрос был снова поставлен Фрунзе на заседании РВС 22.12.1924 года, для решения вопроса была даже создана специальная комиссия СНК СССР.

При этом руководство РККА постоянно следило за проблемами бывших белых офицеров и постоянно поднимало эту тему – в частности в докладной записке начальника ГУ РККА В.Н. Левичева в РВС СССР о подготовке командного состава запаса, подготовленной не позднее 15 февраля 1926 г., отмечалось: «в особенности тяжелое положение [в отношении] бывших белых офицеров… Нужно иметь в виду, что эта группа бывших белых в разные периоды Гражданской войны перешла на нашу сторону и принимала участие уже в составе Красной Армии. Моральное состояние этой категории, принадлежащей по своему социальному положению в прошлом к «разночинцам», усугубляется тем, что объективно она является наиболее пострадавшей частью из представителей старого режима. Между тем, признать себя более виновным, чем та часть буржуазного класса, которая «спекулировала» из-за угла, продавали советскую власть, она не может. НЭП, развитие промышленности в общем разместили на службе и государства и частного капитала все категории интеллигентного труда, эта же часть — бывшие офицеры, вырванные с 1914 года из производства, потеряла всякую квалификацию в мирном труде, и, конечно, не может пользоваться спросом, как на «спецов» и, в добавок всего, носит марку бывших офицеров». Отмечая недостаточное внимание к проблемам комсостава запаса (в значительной степени представленного бывшими белыми офицерами – так, что касается бывших белогвардейцев, «офицеров и чиновников из числа военнопленных и перебежчиков белых армий и проживавших на территории этих армий», то из числа состоявших на особом учете ОГПУ на 1 сентября 1924 г. 50 900 человек к 1 сентября 1926 г. 32 000 были сняты с особого учета и перечислены в запас РККА), как со стороны местных партийных органов, так и со стороны уездных военкоматов, и считая, «что острота положения и важность проблемы советской подготовки комсостава запаса к войне требует вмешательства ЦК партии», ГУ РККА предложило целый ряд мероприятий для решения указанного вопроса. Речь шла о бронировании должностей в гражданских наркоматах, а также о предоставлении командирам запаса преимуществ при устройстве в качестве преподавателей в гражданские ВУЗы, о постоянном контроле за трудоустройством безработного начсостава и материальной помощи последнему, наблюдении за политической и военной подготовленностью запаса, а также о снятии с учета бывших белых командиров, состоявших в рядах РККА не менее года. Важность трудоустройства бывших командиров была связана с тем, что, как отмечалось в документах того времени, «на почве материальной необеспеченности легко создается отрицательное отношение к призыву в Красную Армию. Это заставляет обратить внимание на улучшение материального положения нашего запаса, в противном случае при мобилизации вольется в ряды армии относительно большой процент недовольных». В январе 1927 года, после того, как инструкцией по выборам в советы большая часть комсостава запаса, а именно бывшие белые, не служившие в Красной Армии, была лишена участия в выборах, Командное управление ГУ РККА, отмечая, что «количественный недостаток запаса заставляет рассчитывать и на привлечение, правда с некоторой осмотрительностью, и этой группы», а лишение ее «избирательных прав идет вразрез с этим намерением», потребовало «дополнить инструкцию по перевыборам в советы указанием, что избирательных прав лишаются только бывшие белые, не снятые с особого учета ОГПУ, считая, что лица, снятые с него и включенные в ресурсы запаса, уже достаточно профильтрованы и как источник будущего пополнения армии должны пользоваться всеми правами граждан Союза».

Возвращаясь к бывшим белым офицерам на службе в РККА - следующая после 1923-24 гг. волна чисток прошла на рубеже десятилетий, в 1929-1930 гг. Это время характеризовалось сочетанием напряженной внешнеполитической обстановки («Военная тревога» 1930 года) с осложнением внутриполитической ситуации, связанным с сопротивлением крестьянского населения коллективизации. Стремясь укрепить свою власть и нейтрализовать внутриполитических противников, реальных и потенциальных - по мнению партийного руководства – последнее предприняло ряд репрессивных мер. Именно в это время раскручивается знаменитое дело «Промпартии» в отношении гражданских лиц и операция «Весна» в отношении военнослужащих, а также бывших офицеров. Естественно, последняя затронула и бывших белых офицеров, в частности из приведенного выше списка белых генштабистов кто-то был уволен и в 1923-24 гг. (как например Артамонов Н.Н., Павлов Н.Д., Сокиро-Яхонтов В.Н.), но значительная часть была задета репрессиями в рамках «Весны» - Базаревский, Батрук, Высоцкий, Гамченко, Какурин, Кедрин, Коханов, Лигнау, Морозов, Моторный, Секретев, Соколов, Шильдбах, Энглер. И если Базаревский, Высоцкий, Лигнау были освобождены и восстановлены в армии, то к другим судьба была менее благосклонной - Батрук, Гамченко, Моторный, Секретев и Соколов были приговорены к ВМН, а Какурин умер в тюрьме в 1936 году. Во время "Весны" был расстрелян и брат А.Я. Яновского, П.Я. Яновский – также служивший в Белой армии.

Тогда же была проведена и очистка политаппарата (sic!) вооруженных сил от бывших белых офицеров. Сувениров в своей книге «Трагедия РККА» в частности пишет следующее:

«В специальной докладной записке Центральному Комитету ВКП(б) «О командном и политическом составе РККА» (май 1931 г.) Я. Б. Гамарник сообщал о проведении большой работы по тщательному выявлению и очистке политсостава от лиц, служивших хотя бы и короткие сроки (два-три месяца) в белых армиях. Всего за 1928—1930 гг. уволено было из армии 242 человека «бывших белых», в основном — политруки, завбибы (заведующие библиотеками), учителя. В течение апреля—мая 1931 г. проводилось увольнение (или передача в резерв) последней оставшейся группы около 150 человек, в том числе около 50 человек старшего и высшего политсостава. Кроме увольнения из армии, за 1929—1931 гг. свыше 500 человек, служивших ранее у белых, были сняты с работы на политдолжностях и переведены на административно-хозяйственную и командную работу. (Такова была специфика подбора кадров политработников в то время). Эти мероприятия, докладывал начальник Политуправления РККА, «позволили полностью очистить политсостав во всех звеньях от бывших белых»». (кстати, вполне возможно не все из упомянутых лиц были офицерами, речь шла просто у служивших в белых армиях, в том числе на рядовых, унтер-офицерских должностях, а также по гражданской линии).

Небезынтересно что бывшие участники белого движения попадали в РККА и нелегальными путями – так на заседании Военного Совета при НКО в декабре 1934 года, начальник Особого отдела РККА М. Гай приводил следующие примеры:

«Например, бывший белый офицер, прибывший нелегально из-за кордона, где он был связан с активными белоэмигрантскими центрами, по грубо подделанным документам поступил на службу в Красную армию и сумел устроиться на ответственную работу на одном из серьезнейших участков. Или другой случай: на весьма ответственной работе в центральном аппарате находился бывший начальник колчаковской контрразведки, активный белогвардеец, сумевший путем простых и несложных махинаций в документах, скрыть этот факт.» (Мне лично кстати интересно, о ком идет речь во втором случае?)

Тем не менее, бывшие высокопоставленные белые офицеры в рядах РККА присутствовали и в 30-е годы, причем не только на преподавательских должностях – как например упомянутые выше Базаревский, Высоцкий или Лигнау, но и на должностях штабных и командных. Так например закончившие ускоренный курс АГШ в 1917 году бывший капитан М.И. Василенко занимал должность инспектора пехоты и заместителя командующего Уральского военного округа, бывший капитан Г.Н. Кутателадзе – помощника командующего Краснознаменной Кавказской армией и командира 9-го стрелкового корпуса, бывший капитан А.Я Яновский – заместителя начальника штаба Краснознаменной Кавказской армии и заместителя начальника Управления по укомплектованию и службе войск ГУ РККА, бывший капитан (во ВСЮР полковник) В.В. Попов командовал стрелковыми дивизиями, занимал должности начальника штаба корпуса и начальника оперативного управления Киевского ВО, а затем помощника начальника Военной Инженерной Академии. Окончивший в 1905 году Николаевскую инженерную академию полковник (у Колчака генерал-майор) Свиньин В.А., из потомственных дворян Костромской губернии, в кадры РККА был зачислен лишь в 1931 году и сразу же назначен заместителем начальника Особого инженерного строительства, а затем — заместителем начальника инженеров Особой Краснознаменной Дальневосточной армии и начальником филиала научно-исследовательского института инженерного управления РККА в Хабаровске. За заслуги по укреплению дальневосточных границ он был награжден орденом Красной Звезды. В учебных же заведениях белогвардейцев похоже встретить было гораздо легче. Назначенный в 1937 году помощником начальника Казанского танкотехнического училища И.Дубинский и начавший свою деятельность на новом посту с знакомства с личными делами преподавателей, в своей книге «Особый счет» искренне возмущался: «Почти за каждым тянулся свой «хвост». Один служил у Колчака, другой привлекался по делу Промпартии, третий имел брата за границей. Преподаватель Андреенков откровенно писал — в 1919 году он верил, что Россию может спасти только Деникин. Под его знаменами он шел с Кубани до Орла и от Орла до Перекопа. Полковник Келлер — начальник огневого цикла. Его отец, в прошлом начальник Варшавской дороги, собутыльник царя Александра III. Сын долго хранил царский портрет с именной надписью. Таковой была верхушка школы. Она обучала! Она воспитывала! Давала пример!». И чуть дальше про того же Андреенкова: «это был тот самый Андреенков, который в 1919 году свято верил, что спасти Россию может лишь Деникин, и бросился из революционной Тулы на контрреволюционный Дон, чтобы встать под белогвардейские знамена».

Впрочем пережить 1937 год занимавшим достаточно высокие посты и имевшим подобное прошлое людям было сложно: в частности, из перечисленных выше лиц (Базаревский, Василенко, Высоцкий, Кутателадзе, Лигнау, Попов, Яновский) удалось это лишь Яновскому.

Биография последнего, изложенная в справочнике «Комкоры», кстати очень интересна и достойна отдельного упоминания, при этом добровольность его службы в белой армии достаточно спорна. В 1907 году он начал службу в русской императорской армии, поступив в юнкерское училище, по окончании которого был произведен в подпоручики и направлен служить в крепостную артиллерию в Севастополь. Право распределения в технические части, в частности, в артиллерию, получали как правило наиболее успешные выпускники военных и юнкерских училищ. Во время службы он окончил киевские курсы иностранных языков, 2 курса Киевского коммерческого института и в июле 1913 года выдержал вступительный экзамен на геодезическое отделение Николаевской академии Генерального штаба, однако не прошел по конкурсу, и Первую мировую войну встретил командиром роты. Был дважды ранен, а в сентябре 1916 года подвергся химической атаке, и после излечения как боевой офицер отправлен в на учебу в Николаевскую академию Генштаба. С декабря 1917 года был выборным начальником штаба 21-го армейского корпуса и временным командующим, на этой должности формировал красногвардейские отряды для отражения германского наступления под Псковом, а в феврале 1918 года вступил в Красную армию. Затем он учился и преподавал в Академии Генштаба в Екатеринбурге, при этом хотя Академия почти в полном составе во главе с ее начальником генералом Андогским перешла на сторону белых, он эвакуировался сначала в Казань, а затем с захватом последней с группой слушателей и преподавателей смог вырваться в Москву. После этого он в должности начальника штаба 9-й стрелковой дивизии участвовал в боях на Южном фронте против войск Краснова и Деникина, но тяжело заболел и попал в плен. Помещенный в Курскую губернскую тюрьму, из последней он был освобожден по ходатайству известных по Первой мировой войне белогвардейских военачальников генерал-лейтенанта артиллерии В.Ф. Кирея и курского уездного военного начальника полковника Сахновского, видимо знавших боевого офицера. В личном деле Яновского имеются свидетельства, что он вступил в армию Деникина добровольно, однако службу он похоже саботировал. Откомандированный в г. Харьков «для отвода помещений под управление курского воинского начальника при эвакуации из Курска», обратно он не вернулся, а после освобождения Курска частями Красной армии прибыл в штаб 9-й армии, и активно участвовал в боях на завершающем этапе Гражданской войны, за что был награжден орденом Красного знамени в 1922 году. Судя по его поведению во время службы в Академии Генштаба в 1918 году, когда он остался верен советской власти, имея все возможности перейти к побеждавшим на тот момент белым, и далеко неактивной службе в частях ВСЮР в 1919 году, Яновский относился к тем 10% из числа офицеров, служивших у красных и попавших в плен к белым, которые - по словам Деникина - в первых же боях переходили назад к большевикам. В пользу этого свидетельствует и его активная служба в Красной армии, и полученный Орден Красного знамени. В межвоенный период Яновский командует стрелковыми дивизиями, занимает должности заместителя начальника штаба Краснознаменной Кавказской армии и заместителя начальника Управления по укомплектованию и службе войск ГУ РККА, преподает в Военной Академии им.Фрунзе и Академии Генштаба, во время войны командует стрелковыми корпусами, дважды ранен, после войны снова на преподавательской должности.

Возвращаясь к сабжу – несмотря на все волны репрессий, некоторые бывшие белые офицеры и офицеры национальных армий дожили и до Великой Отечественной войны, в ходе которой занимали высокие посты в Красной армии. Наиболее яркие примеры – наряду с командовавшим стрелковыми корпусами генерал-майором А.Я. Яновским это и маршал Советского Союза Говоров, и Баграмян, и упомянутый выше генерал-лейтенант Т.Т.Шапкин. Также в белой армии успел послужить с декабря 1918 по февраль 1919 года генерал-майор Красной армии Зайцев Пантелеймон Александрович (в старой армии прапорщик и командир полуроты, в РККА с 1919 г. на должности помначхозкоманды), в сентябре 1919 был мобилизован в Деникинскую армию, но бежал и возглавил партизанский отряд, генерал-майор Красной армии Шерстюк Гавриил Игнатьевич, (в старой армии прапорщик, младший офицер роты, до 1919 года не служил). В армии Грузинской демократической республики служили генерал-майоры Красной армии Купарадзе Георгий Иванович (в старой армии прапорщик и комвзвода, в РККА комроты с 1921 г.) и - с февраля 1919 по март 1921 г. - Микеладзе Михаил Герасимович (в старой армии подпоручик, в РККА с 1921 г. на должности комроты). Встречались и совсем уж необычные карьеры, как например Эдуард Янович Рюттель – подполковник Генштаба старой армии и участник знаменитого Сибирского Ледяного похода, он в 1923 из Харбина переехал в Эстонию, где в чине полковника служил в эстонской армии начальником Эстонской военной школы. После присоединения Эстонии к СССР в 1940 был мобилизован в Красную армию и в 1943 служил в звании полковника уже Красной Армии в эстонском запасном батальоне). C присоединением Прибалтики в РККА также попали на генеральские должности Лукас Иван Маркович, генерал-майор (в старой армии штабс-капитан и комроты, с 1918 по 1940 служил в эстонской армии - с комроты до комполка, в РККА – комполка с 1940 года,) и Карвялис Владас Антонович, генерал-майор (полковник литовской армии, в 1919 году в ее составе на рядовых должностях воевал против Красной армии).


Ну а теперь позвольте по "Весне" и по единственному в принципе источнику по этому вопросу.


«Весна»


Одной из наименее изученных, но окруженных в последнее время многочисленными спекуляциями, тем, является проведенная ОГПУ в 1929-31 годах операция «Весна», затронувшая пласт бывших офицеров – как служивших в РККА, так и находившихся вне ее. Главным – и практически единственным - источником информации по теме является книга Ярослава Тинченко «Голгофа русского офицерства». Тот же Черушев в своей книге «Невиновных не бывает» главу, посвященную операции «Весна» строит в основном на информации, взятой у Тинченко. Между тем эта работа отличается сильной ангажированностью и тенденциозностью, многочисленными неточностями и искажениями, неаккуратностью в работе с фактами, что практически полностью нивелирует научную ценность книги. Те цифры и логические выводы, в итоге, оказываются неподтвержденными, а иногда и просто ошибочными. В сухом остатке ценность книги заключается лишь в цитируемых материалах допросов и свидетельских по делу «Весна», из которых можно извлечь интересную информацию, в частности по настроениям старого офицерства в РККА, а также в приложениях и перечнях бывших офицерах, к которым, опять же, приходится относиться с осторожностью.

Сам Тинченко в предисловии к своей книге ставит следующие вопросы: «Куда делись после гражданской войны бывшие царские и белые офицеры, оставшиеся на службе Советской России? Почему среди полководцев Великой Отечественной войны почти нет этой категории кадровых военных?», и сам же отвечает, что основная масса русского офицерства, оставшегося или вернувшегося в СССР, была истреблена задолго до "Трагедии РККА" 1937 года, названной так исследователем О. Ф. Сувенировым, а именно - в 1930-1932 годах, в первую очередь в ходе операции «Весна». Доказательству этого тезиса («можно с уверенностью утверждать, что 1931 год был как минимум грандиозной предтечей погрома военных кадров в 1937-м») и посвящена его работа.

На самом деле автор допускает ошибку уже в самом начале, смешивая два момента – задавая вопрос о том, куда делись бывшие офицеры, оставшиеся на службе в РККА, реально он начинает изучать судьбы всего офицерства, безотносительно его опыта, квалификации, лояльности новой власти. По прочтении книги может возникнуть впечатление, что советская власть должна была изначально стремиться оставить на службе всех офицеров. Между тем, как мы уже видели, во-первых, далеко не все офицеры могли остаться на службе просто в силу отсутствия вакансий, при этом руководство РККА старалось максимально сохранить их на службе либо использовать их в запасе, и во-вторых, как показывает и сам Тинченко – далеко не все офицеры и генералы и сами стремились остаться на службе и более того, зачастую активно противодействовали новой власти.

Это ярко проявилось уже во время гражданской войны, когда Красная армия встала перед проблемой довольно частых переходов бывших офицеров на сторону противника – тот же Тинченко приводит примеры перехода к белым бывшего начальника Всероглавштаба генерал-лейтенанта Стогова Н.Н., командующих Северным участком завесы бывших генералов Шварца А.В. и Геруа Б.В., начальника штаба Южного участка Носовича А.Л., командующих Ярославским и Приволжским ВО бывших генералов Ливенцева Н.Д. и Нотбека В.В., начальника штаба 3-й армии, подполковника Симонова А. Л. (в июле 1918 года), начальника штаба 4-й армии подполковника Булгакова В.И. (в сентябре 1918 года), командарма-9 полковника Всеволодова Н.Д. (в июне 1919 года), начальников штаба 8-й армии В. В. Вдовьева-Кабардинцева (в октябре 1918 года), В. А. Желтышева (в марте 1919 года), полковника Нечволодова А.С. в (августе того же года), сотрудника штаба Южного фронта бывшего генерала и профессора Военной академии В.Е. Борисова, бегства к полякам командиров дивизионного уровня бывших генерала Л. А. Радус-Зенковича, полковника К. К. Карлсона и капитана И. А. Бардинского. Точно также он пишет про генералов, занимавших высокие должности в РККА и использовавших их во вред новой власти – например, про начальника Главного управления кадров Всероглавштаба генерал-лейтенанта А. П. Архангельского, который «пользуясь служебным положением, … помогал бывшим офицерам, спасал их от преследования ЧК и даже способствовал переходу к белым», а также "пользуясь незнанием большевиками техники штабной работы и формирования армии, способствовал их затруднениям в формировании", или про начальника оперативного управления Всероглавштаба генерал-майора С.А. Кузнецова. При этом про арест последнего Тинченко пишет как про необоснованный («основаниями для ареста опять-таки послужило обвинение в том, что он [Кузнецов] якобы вел "контрреволюционные" разговоры», «в "Красной книге ВЧК" сказано, что генерал Кузнецов вместе с бывшим начальником Всероглавштаба генералом Н. Н. Стоговым и полковником В. В. Ступиным будто бы возглавлял военную организацию так называемого "Национального центра", готовившего восстание в Москве») и ослабивший деятельность оперативного отдела. Между тем далее сам же приводит свидетельства, как минимум подвергающие сомнению вышеприведенное утверждение о необоснованности обвинений Кузнецова[1]. Хотя, как отмечал тот же Кавтарадзе, основная масса офицеров верой и правдой, пусть и по разным причинам, служила новой власти, тем не менее, отнюдь не единичные переходы на сторону врага в критические для Советской республики моменты[2] заставляли руководство как минимум настороженно относится к тем бывшим офицерам, в чьей лояльности были определенные сомнения.

И, еще раз повторюсь, не все офицеры и сами готовы были служить новой власти, в том числе вернувшиеся в Россию из эмиграции – характерные примеры приводит опять же сам Тинченко. Так, в частности, небезынтересна в этом отношение персона бывшего полковника и командира 130 Херсонского полка И.Г. Рубанова, служившего сначала в армии Скоропадского, а затем, с занятием Киева Деникиным, возглавившего роту в киевском офицерском батальоне и участвовавшего в обороне Крыма в 1920 года. После эвакуации из Крыма был в эмиграции в Константинополе, Галлиполи, Болгарии, а после возвращения в марте 1924 года в Россию был «в своих надеждах на падение Советской власти настолько упорен, что за 6 лет пребывания в СССР не счел нужным избрать другой работы, как выполнение случайных чернорабочих работ»[3]. Некоторые офицеры и генералы из числа служивших в РККА на высоких должностях переводились из армии на достаточно высокие административные и хозяйственные должности в народное хозяйство – как например полковник Генштаба А.К. Андерс (последняя должность в РККА начальник штаба УВО, в дальнейшем, исполнял обязанности члена правления и заместителя директора Российского общества Добровольного Воздушного Флота, инспектора для поручений при начальнике Гражданского возд. флота СССР.) и генерал-майор Генштаба Н.И. Раттэль (в годы Гражданской войны начальник Всероглавштаба, с 1925 в резерве РККА с откомандированием для работы в народном хозяйстве, где занимал должности управляющего делами ряда хозяйственных объединений - Главзолото, Главцветметзолото). Возможно – несмотря на острый дефицит квалифицированных управленцев в гражданских отраслях и переизбыток их на тот момент в РККА – все-таки полезнее было бы использовать богатый опыт того же Андерса или Раттэля именно в вооруженных силах, но тут необходимо отметить, что в 20-х годах должности их уровня и даже ниже были заняты сравнимыми с ними по квалификации кадровыми офицерами и генералами старой армии.

Как видим, сокращение количества офицеров на службе в РККА объясняется не столько кровожадностью советской власти, как это пытается представить автор, а вполне объективными причинами – и по тем же объективным причинам – что кстати видно и из приводимых самим Тинченко материалов – количество бывших кадровых офицеров, проживавших на территории СССР отнюдь не было и не должно было быть равно количеству офицеров на службе в РККА. Изучая судьбы офицерства и в дальнейшем, автор к сожалению в первую очередь руководствуется не столько желанием досконально разобраться в проблеме и ее истинных масштабах, сколько стремится доказать кровожадность советской власти по отношению к бывшему офицерству, не чураясь натяжек и выдвигая утверждения, не особенно заботится об их доказательстве. Соответственно любые неясности и непонятные моменты трактуются им в одном единственном ключе.


Характерных примеров много, в частности он пишет, что «сразу же по окончании гражданской войны многие заслуженные перед советской властью военачальники были изгнаны из армии. Исчезли в неизвестном направлении бывшие начальники штабов фронтов Е.И. Бабин, А. И. Давыдов, П. М. Майгур, командующие армиями Ю.П. Бутягин, Н.А. Жданов, В. Н. Зарубаев, П. К. Мармузов, С.К. Мацилецкий, А.К. Ремизов; десятки начальников штабов армий и командиров дивизий. Понятно, что они были демобилизованы, а дальше-то куда делись? До сих пор это неясно». Уже фраза «изгнаны из армии» должна указать читателю на неблагодарность советской власти по отношению к заслуженным офицерам и генералам. Между тем как все обоснования данного утверждения ограничиваются фразой «понятно, что они были демобилизованы», но никаких доказательств этого «понятно» не приводится - по всей видимости единственным доказательством является лишь отсутствие каких-либо сведений об указанных офицерах у автора данной работы, который, взяв у Кавтарадзе либо из приложений с сборнику «Директивы командования фронтов» несколько фамилий и поленившись поискать какую-либо информацию о судьбе офицеров, просто выдвинул голословные утверждения об их репрессиях. Между тем, как по некоторым офицерам я навскидку нашел информацию, что они «сразу же после окончания гражданской войны» отнюдь не были «изгнаны» из РККА. Например генерал-майор В.Н. Зарубаев, в течение 5 месяцев 7-й армией., после этого - в 1921 году - занимал должность помощника командующего войсками Петроградского ВО, после чего служил в военно-учебных заведениях и штабах. Умер он в 1972 году. Подполковник старой армии Е.И.Бабин, начальник штаба Украинского фронта с 12 мая по 6 июня 1919 года, еще в июле 1919 года стал инспектором Всевобуча в Москве, а с окончанием гражданской войны занял должность начальника и военкома управления всевобуча СКВО. Капитан старой армии Майгур П. М., кстати, менее двух месяцев служивший начальником штаба Восточного фронта (с 20.07. по 15.09.1918), после этого состоял для особых поручений при Главкоме и занимал должности начальника штаба армии Советской Латвии, помощника начальника штаба охраны железных дорог Республики, начальника отдела, а затем помощника начальника штаба ВНУС. Фраза же, что «до сих пор неясно» куда они делись сразу после демобилизации, по всей видимости подразумевает, что они тогда же были репрессированы. Но вот например Мацилецкий (которого Кавтарадзе кстати упоминает среди тех командармов гражданской, факт службы которых в царской армии до 1917 года установить не удалось) благополучно дожил до конца тридцатых годов и занимал к их окончанию достаточно серьезную должность в народном хозяйстве …. В другом месте Тинченко написав про военспецов, собиравших деньги нуждающимся коллегам, в числе последних упоминает «выброшенных большевиками за борт: М. М. Загю, П. И. Ермолина, Б. Гернгросса». Между тем тот же генерал-майор Генштаба М.М. Загю на протяжении 20-х годов преподававший военную администрацию в Военной Академии, занимался преподавательской деятельностью и далее, получив в 1940 году звание генерал-лейтенанта и возглавляя к началу Великой Отечественной войны кафедру управления войсками Военно-химической академии, умер в 1951 году. Подполковник Генштаба П.И.Ермолин после окончания гражданской войны также служил на преподавательских должностях в военно-учебных заведениях и в 1935 году ему было присвоено звание комбрига.

Точно так же далее, упомянув о расстреле 10 членов Арткома и о том, что еще двое его членов - Дзержкович и Дмитриев получили различные сроки заключения, заканчивает Тинченко этот эпизод фразой: «а судьба выдающегося русского артиллериста Ю.М. Шейдемана, к сожалению, неизвестна». Между тем Шейдеман Георгий (Юрий) Михайлович, в 1918-1921 инспектор артиллерии полевого штаба РВСР, позднее занимавший должности начальника артиллерии РККА и начальника бронесил РККА, вплоть до своей смерти в 1940-м году находился на командных должностях и военно-научной работе. Написав об аресте генерала Костяева, Тинченко не пишет о его освобождении, в том же ряду стоит и упоминание об отстранении полковника Генштаба В.М. Гиттиса от руководства Южным фронтом как примере репрессивной политики, между тем как последний после этого был назначен командующим Западным фронтом.

Упоминая о деле военных топографов в 1923 году, Тинченко пишет об аресте полковника О.Г. Дитца и генерал-майора А.И. Аузана и ничего не пишет об их дальнейшей судьбе. Между тем О.Г. Дитц был выпущен в 1925 году и в дальнейшем активно занимался преподавательской и научной деятельностью[4], и будучи награжден за нее орденом Трудового Красного знамени, скончался в Ленинграде в 1957 году. Генерал-майор А.И. Аузан был выпущен практически сразу же, в 1923 году, тогда же эмигрировал сначала в Латвию, затем переехал в Германию и в 1948 году в Англию, где и умер в 1953 году. При этом предвзятость часто выливается в совсем уже анекдотические натяжки. Так, среди военнослужащих, осужденных по делу Киевской контрреволюционной организации он упоминает поручика старой армии начальника транспортной службы 14-го корпуса И.В. Хазова, получившего 5 лет ИТЛ. Между тем последний, будущий генерал-лейтенант и командир стрелкового корпуса в Великую Отечественную войну, с августа 1931 не только не сидел, но скорее даже наоборот, находился по другую сторону колючей проволоки, занимая должность начальником отдела снабжения Управления специальных лагерей ОГПУ СССР. Часто Тинченко оказывается кровожаднее советской власти - про капитана лейб-гвардии 2-го Царскосельского полка Армадерова, генерал-майора советской армии, арестованного в 1941 году, он пишет, что тогда же тот был и расстрелян. Между тем в реальности Армадеров дожил не только до своего освобождения, но и до реабилитации и умер в 1956 году.

Вообще стремление расстрелять максимальное количество бывших офицеров присутствует у Тинченко на протяжении всей книги – в тексте постоянно встречаются фразы «почти все они, как и киевляне, были расстреляны», «прочие же, судя по отрывочным данным, содержащимся в документах, в большинстве были приговорены к расстрелу», «большая часть московцев также погибла в застенках ОГПУ, правда, кто именно - сказать сложно» (при этом из расстрелянных «московцев» указать Тинченко смог лишь троих - полкового священника отца Василия Медведского, и полковников П.М.Яковлева и Н.А.Мельгунова – двоих последних со ссылкой на заграничный источник), «что случилось с этими офицерами - доподлинно неизвестно, но, скорее всего, все они были расстреляны вместе с боевыми товарищами из других полков». Как видим, фразы изобилуют словосочетаниями «судя по отрывочным данным», «кто именно - сказать сложно», «что случилось … - доподлинно неизвестно», но при этом практически всегда следуют вывод «скорее всего, все они были расстреляны». После показаний подполковника А.Д. Тарановского, сообщившего, что в 1918 году он был арестован по абсурдному обвинению Тинченко также не может не добавить фразу, что «так повезло, наверное, только Тарановскому, прочие же арестованные офицеры были расстреляны как заложники после покушения на Ленина», при этом опять же не утверждая себя какими-либо ссылками. При этом обращает внимание то, что по тем лицам, по которым у Тинченко есть конкретная информация (которая указана в изложении), он вынужден отмечать мягкость приговоров, но когда речь идет об иных людях, то тут фантазия у него разгуливается[5].

В продолжение темы о расстрелах - про генерала Фастыковского автор книги пишет, что его удалили из армии, как поляка по происхождению и направили на преподавательскую должность в школу «Выстрел». При этом в заключение Тинченко указывает «расстреливать не стали - все же заслуженный перед советской властью военспец»[6]. По прочтении создается такое впечатление будто всех поляков по происхождению в 1920-м году расстреливали, или как минимум выгоняли из армии. Исходя из логики Тинченко получается, что точно также удивление должна вызвать судьба почему-то не расстрелянных в 1920 году и благополучно продолжавших свою службу офицеров польского происхождения – например, генерал-майоров Генштаба Кадомского Д.П., Новицкого Ф.Ф., Пневского Н.В., полковников Генштаба Соллогуба Н.В. и Токаревского В.К., подполковников Грушецкого В.Ф. и артиллериста Садлуцкого В.К., капитана Генштаба Вольского А.И., штабс-капитана Пашковского, штабс-капитана Лонгвы Р.А., штабс-капитана Левандовского М.К поручика Сангурского, поручика австрийской армии Эстрейхер-Егорова Р.А. подпоручика авиации Петражицкого И.И., лейтенанта флота Панцержанского Э.С., Морского Генштаба капитана 1-го ранга Домбровского А.В. и многих других. И это только бывшие офицеры - поляков Уншлихта, Халепского, Муклевича, Будкевича, Квятека можно даже не упоминать. Вообще польская тема в изложении Тинченко приобретает причудливые очертания – упоминая об известном воззвании ряда бывших генералов во время польской войны, следствием которого был приток большого количества бывших офицеров в Красную армию[7], автор книги пишет, что «ложь этого воззвания была очевидна: в войне с Польшей большевики преследовали лишь одну цель - перенести пожар революции в Европу». Между тем как само воззвание было опубликовано в то время, когда поляки в результате своего наступления оккупировали Киев и Минск, когда РККА вела оборонительные бои на территории Белоруссии и Украины, а отнюдь не Польши. И стремление перенести «пожар революции в Европу», кстати действительно присутствовавшее, по большому счету родилось лишь позже как результат (если не сказать, головокружение от) успехов Красной армии. Далее Тинченко пишет об арестах офицеров и генералов с польскими фамилиями – Клембовского, Величко, Смысловского, Мочульского, Рыльского и Левитского. Из них Клембовский умер в тюрьме, Величко и Смысловский, по словам самого Тинченко, были отпущены, а судьба Левитского неизвестна. Про Мочульского и Рыльского он же пишет, что они были расстреляны, между тем как генерал-майор К.И. Рыльский если и был расстрелян, то никак не вследствие поражения в войне с поляками - с 15.02.1921 он был утвержден в должности начальника Управления по обучению и подготовке войск Штаба РККА, и по одним данным, он был арестован в октябре 1921 года и затем отправлен в Архангельский лагерь, где и расстрелян, между тем как по другим данным он был исключен из списков РККА лишь 14.10.1924. Далее Тинченко приводит примеры перебежчиков к полякам начдивов генерала Л.А. Радус-Зенковича, полковника К. К. Карлсона и наштадива капитана И.А. Бардинского, после чего следует глубокомысленное замечание: «И какой же результат получили большевики в Польскую кампанию? Взять Польшу - не взяли, зато большинство офицеров с польскими фамилиями вырезали. Да, хорошая кампания, ничего не скажешь». Таким образом вывод о том, что «большевики вырезали большинство офицеров с польскими фамилиями» следует на основании судеб 3 (трех) человек - смерти (в ходе голодовки в тюрьме) генерала Клембовского, расстреле генералов Мочульского и Рыльского, причем последний пострадал никак ни вследствие польской кампании, после которой наоборот, был назначен на очень высокую должность. Интересно, что Тинченко упоминает про аресты подписантов упомянутого выше воззвания генералов Данилова, Верховского, Поливанова, Балуева, Цурикова, оговариваясь, что «о задержании этих лиц известно из различных справок и случайных обмолвок военспецов, арестованных по делу "Весна"» и «более точных данных по этому вопросу не имеется, и указать дату и причину ареста названных выше генералов не представляется возможным». При этом отсутствие каких-либо точных данных об арестах этих генералов и то, что информация построена на случайных обмолвках и отрывочных данных, никак не мешает автору книги заявить, что «как минимум, над пятью авторами воззвания большевики долгое время измываются в тюрьмах (Данилов, Верховский, Поливанов, Балуев, Цуриков)».

Не меньше натяжек и ошибок и встречается при описании арестов и их масштабов. Так, упомянув в одном месте, что 23 дивизия осталась единственным в УВО «не репрессированным» соединением, чуть дальше сам же Тинченко пишет про 7-ю стрелковую дивизию, которую репрессии обошли стороной. При упоминании арестов в винницком гарнизоне Тинченко пишет, что комдив 24 дивизии Данненберг был переведен во внутренние округа на территории России, а «комкор М. И. Василенко назначен на преподавательскую работу в Военную академию РККА, и более на командные должности не возвращался». Между тем комдив Е.Е. Даненберг с 1934 года возглавлял 57 стрелковую дивизию, входившую в состав ОКДВА – то есть район на тот момент потенциально гораздо более «прифронтовой», чем Украина. Комкор Василенко с 1931 по 1935 был инспектором пехоты РККА, а затем заместителем командующего Уральским военным округом – вполне командные должности. Интересны упоминания о «планомерных» арестах в Николаеве – само слово «планомерные» создает у читателя впечатления массовости этих арестов, между тем как сам Тинченко пишет, что в результате этих действий «было осуждено восемь человек». Или упоминания об арестах 34 преподавателей московских военных школ с обязательной для Тинченко ремаркой «хотя, скорее всего, таковых было больше», при этом какого-либо подтверждения своим словам Тинченко не приводит. Написав про «нешуточный погром военно-преподавательских кадров в Сельскохозяйственной и Горной академиях», Тинченко смог в качестве доказательства примера «нешуточного погрома» в Горной академии привести судьбы только двух человек – генералов Афанасьева и Шильдбах-Литовцева. Поскольку два человека на погром все-таки не тянут, чуть ниже Тинченко упоминает аресты В.Н. Гатовского и Е.М. Голубинцева, «иногда читавших лекции в Горной академии». Но поскольку последние «ничего "интересного" следствию рассказать не захотели», то – по словам самого же Тинченко – «с Горной академией у ОГПУ ничего и не получилось». В итоге у него же следует вывод - «"Склеить" из преподавателей гражданских вузов отдельную контрреволюционную организацию ОГПУ так и не удалось. Показания В. Л. Барановского и А. Л. Буевского "повисли в воздухе", поскольку не были подтверждены свидетельствами других лиц.». Наверное наиболее ярко методы и подходы Тинченко показывает подсчет жертв операции «Весна» в Ленинграде. Ссылаясь на отчет ОГПУ о "разоблачении" Ленинградской контрреволюционной организации, Тинченко пишет, что по состоянию на 7 февраля 1931 года «всего по делу "Весна" арестовано 373 человека» (из них в списках членов различных "контрреволюционных организаций" значатся 320 человек), и тут же дополняет это своим замечанием, что «общее количество лиц, арестованных в Ленинграде по делу "Весна" (не считая Балтийского флота), доходило до тысячи человек и более». Откуда же он берет эти цифры? Во-первых, он пишет, что «в отчете не указаны к тому времени еще не "разоблаченные" организации бывших кадетов Пажеского и Александровского корпусов». Насколько значим этот фактор? Поскольку сам Тинченко цифр не приводит, то можно попробовать сделать косвенную оценку – в другом месте автор книги пишет, что по делу 1-го и 2-го Московских кадетских корпусов было арестовано 50 бывших воспитателей и выпускников и можно предположить, что в Ленинграде их количество вряд ли было на порядок больше. А вот следующий комментарий Тинченко уже повергает в недоумение – последний пишет, что в отчете «нет большого количества офицеров военного времени, проживавших в городе … все они так же были репрессированы». Если в отчете нет офицеров военного времени, то кем же интересно были перечисленные самим же Тинченко в приложениях 207 обер-офицеров, по крайней мере большая их часть, имевшая звания прапорщиков, поручиков и подпоручиков, и штабс-капитанов?[8] Если все офицеры военного времени были репрессированы (исходя из логики автора книги, числом около 1000 человек), то кого же тогда, как опять же чуть ниже пишет сам Тинченко выслали из Ленинграда в марте 1935 года в числе "бывших людей" было выслано 1117 офицеров, из которых 936 человек были бывшими белогвардейцами (то есть офицеры, служившие в РККА или не служившие вовсе, сюда практически не попали). Между тем заканчивая этот раздел Тинченко, оценивая масштаб репрессий «Весны» в Ленинграде, доходит до упоминания цифры в 2000 только «расстрелянных» офицеров и их сподвижников.

Не менее интересно и описание методов следствия – практически всегда Тинченко пишет про издевательства и жестокое обращение сотрудников ОГПУ с подследственными, использование пытки, методов физического воздействия, но как обычно, доказательства практически не приводит. Поскольку большевики у Тинченко априори кровожадны, то любой факт нормального обращения вызывает у него удивление, как в случае с генералом от инфантерии Даниловым[9]. Интереснее написать без какой-либо конкретики про то, что «как видно из дела Ольдерогге, над ним издевались немилосердно». Выше уже упоминалось про «долгие измывательства в тюрьмах» над бывшими генералами, авторами воззвания к офицерам во время советско-польской войны, при том, что сам же признается, что у него нет даже данных о датах арестах, и вообще вся информация отрывочная. То же самое наблюдается и при описании арестов и следственных действий во время операции «Весна», хотя при внимательном изучении приводимых Тинченко примеров ситуация вырисовывается как минимум неоднозначная. Так, про арест преподавателей Военной академии (Смысловского К.Е., Лукирского С.Г., Новицкого Ф.Ф., Сухова В.Г., а также отставников Галицинского А.Н., Новикова А.В., Беляева Н.С. (см. Черушева)) Тинченко пишет, что «допросы длились сутками, причем, по всей видимости, подследственных сильно били. По крайней мере, есть основания считать, что генерал Галицинский умер именно от побоев». При этом оснований Тинченко не приводит, а поведение генералов скорее заставляет сделать обратные выводы: «судя по протоколам допросов, большая часть арестованных держала себя очень достойно, в особенности - все три отставных генерала и подполковник В. Г. Сухов». Последний, при том, что «допросы длились сутками», а «последственных сильно били», на допросах, как пишет Тинченко «откровенно валял дурака, занимался популизмом и очковтирательством, разбрасывался громкими фразами типа: "Считаю себя виновным в том, что я тогда не осознал преступной сущности этой речи (Брусилова, - Т.Я.) и не доложил об этом по начальству" (ГАСБУ, фи, д. 67093, т. 83(63), дело Сухова В. Г., с. 221). Несмотря на такие многообещающие откровения и раскаяния, Сухов не спешил особо распространяться по поводу участников "контрреволюционной организации" и своей причастности к ней. В общем, ничего интересного от бывшего подполковника следователи так и не получили». Как заканчивает этот эпизод Тинченко, «Сухов еще считался "частично признавшим свою вину", а ведь в компании арестованных преподавателей академии попадались и со всем не расколовшиеся, а потому, с позиции следствия, - безнадежные». На самом деле сомнения в широком распространении рукоприкладства в ходе операции «Весна» связаны и со следующими моментами – известно, что и 1937 году пытки и рукоприкладство приживались с трудом и далеко не сразу, поначалу подобные методы воздействия практиковались очень редко и скрывались от начальства, потребовалось известное письмо Сталина, (из «Ежова»). Что касается операции «Весна», то в момент ее проведения даже среди руководства ОГПУ не было единого мнения по поводу ее необходимости – соответственно, вряд ли сотрудники ОГПУ усердствовали в «выбивании» (в буквальном смысле этого слова) показаний из подследственных. По всей видимости, максимум на что шли следователи в начале тридцатых – это моральное давление. В общем-то об этом говорит и то, что единственные приводимые Тинченко свидетельства – это именно примеры угроз и морального давления, как в случае с С.В. Гнедичем[10] (+ цитата из Черушева).


Взято из http://eugend.livejournal.com/381.html


С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
veresk
Старший матрос
Старший матрос




Пришёл: 01.06.2008
Сообщения: 84

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 12:23             цитировать    

Но ведь были расстрелы и лагеря , и бывшие братья по оружию снова стали "контрой".Я например считаю что большевикам сильно "помогли немцы " речь шла о гибелии России, замечу не советской а вообще , люди шли к большевикам потому что некуда было идти , а они хотели спасти Родину и спасли, а чем Родина им отплатила ??? Родина ставила выбор или лагеря или стенка или беги . Мало того что "местных " постреляли так еще и из за границы (благодаря Слащеву с Секретевым) народу наманили . Вырубка пятой колоны. Вы так красиво все написали и все таки за что ж ее "императорскую красную армию" ?
veresk
Старший матрос
Старший матрос




Пришёл: 01.06.2008
Сообщения: 84

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 01:06             цитировать    

Еще добавлю,в представленной вами статье четко сказано "....никто и т.д...." . а вы уже пишете"ну не все же", у многих из описаных людей "своя смерть" получилась довольно странная ( хотя в то время и распространенная) . Вопрос ,а "все"это сколько ??? : Rolling Eyes

P.S. Пришлите пожалуйста ссылку на Тинченко [/quote]
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5063
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 01:34             цитировать    

veresk писал(а):
Но ведь были расстрелы и лагеря , и бывшие братья по оружию снова стали "контрой".


Были лагеря... ВПЕРВЫЕ на территории России их создали... АНГЛИЧАНЕ на Севере. И что всех кого посадили в лагеря были "агненцами" и безвинными априори?
Были и расстрелы. Вопрос всех кого расстреляли большевики были изначально невиновными, только лишь потому что их расстреляли большевики???

Насчет "контры"... Вы считаете, что тот же Слащев после возвращения в СССР стал большевиком??? Вы знаете какими методами он действовал в Крыму, будучи "белым"???

Цитата:
Я например считаю что большевикам сильно "помогли немцы " речь шла о гибелии России, замечу не советской а вообще , люди шли к большевикам потому что некуда было идти , а они хотели спасти Родину и спасли, а чем Родина им отплатила ??? Родина ставила выбор или лагеря или стенка или беги .


Выбор есть всегда. Или к "белым" или к "красным" или ко всяким цветным... а можно просто в уголовную банду или за границу. Каждый выбирал свое...

Недавно посмотрел старый фильм "Взорванный ад" о ВОВ. Очень психологически интересный фильм 60-х годов. Там у главного героя стоял выбор: немецкий лагерь или "работа" на немцев, при том что свои могут не узнать, что ты выбрал службу у немцев, но лишь потому, чтобы вредить им и приносить пользу Родине. Смерть на виду у всех или сложная игра в "предателя", с мизерными шансами, что когда-нибудь о тебе узнают правду и твое имя не будет опозорено. Рекомендую, кстати посмотреть...

Гражданская война расколола страну и общество, каждый сам выбирал СВОЕ. Кто-то верой и правдой служил СТРАНЕ ( не совласти, ибо тех кто реально принял идеи советвласти были единицы, но они были), кто-то боролся с "краснопузой челядью", кто-то был как перекатиполе... Вообщем "Хождение по мукам" и "Тихий Дон" рулят.

Опять же... советская власть строила... империю. Некоторые это поняли сразу, кто-то позже. «Я служил до сих пор только потому, что считал необходимым быть полезным России там, где могу, и так, как могу. Но я не знал и не верил вам. Я и теперь ещё многого не понимаю, но я убедился ... что вы любите Россию больше многих из наших. И теперь я пришёл сказать вам, что я ваш».

Цитата:
Мало того что "местных " постреляли так еще и из за границы (благодаря Слащеву с Секретевым) народу наманили.


Кто хотел служить СТРАНЕ -те вернулись. А что касается тех кто не вернулся, то... каждому свое. Кто-то пошел в Сопротивление и боролся с немцами, а кто-то им служил, как Шкуро и Краснов. И тут уже война шла не с советской властью, а немецким штыком с собственным народом... И кара их настигла справедливая - петля! Я пойму может быть "белого" офицера не принявшего советскую власть и с нею боровшегося, но никогда не пойму все того же "беляка" на службе у нацистов.

Кстати насчет немцев и Гражданской войны... Вот "патриоты России" в белом лагере с войной на Германию не лезли... все больше с ней дружили активно, помощи прося. Тот же Краснов, к примеру. А "красные", революция которых якобы была на деньги немецкого Генштаба штыком и огнем сражались с немцами. Как-то странно, не правда ли? "Патриоты-белые" согласны любую руку целовать, дабы им дали возможность вспороть брюхо красным, причем не стесняясь якшались еще со вчерашними врагами, а "христопродавцы-красные" (тм.) формировали части и призывали настоящих патриотов своей страны на борьбу с немцами... и сражались с немцами. Правда интересно???


Цитата:
Вырубка пятой колоны. Вы так красиво все написали и все таки за что ж ее "императорскую красную армию" ?


Вы хотите быстрого и простого ответа? Заведомо неправильного???


С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5063
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 01:48             цитировать    

veresk писал(а):
Еще добавлю,в представленной вами статье четко сказано "....никто и т.д...." . а вы уже пишете"ну не все же", у многих из описаных людей "своя смерть" получилась довольно странная ( хотя в то время и распространенная) . Вопрос ,а "все"это сколько ??? : Rolling Eyes



Я их не считал, но примеры я Вам привел. Например, Начальник Генштаба РККА Шапошников Борис Михайлович - царский офицер, которого так же таскали на допросы по делу "Весна".

P.S. Пришлите пожалуйста ссылку на Тинченко

http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/T/TimchenkoJaJu/golgofa/index.html

Но, предупреждаю сразу:

Пан Тимченко ярый укронацик ( родился в Киеве, закончил Львовский ВУЗ, ныне пишет книжки и статьи, ) написал вот такую статью. Рекомендую, она про НАШИХ с ВАМИ ПРЕДКОВ.

Кенигсбергские мясники

http://www.enet.ru/~kc/TRIB_NEU/kijew.htm

Очень "смачно", как и подобает современному украинскому писаке сей пан пишет... оцените...

Советские танкисты были безжалостны: настигнув очередную колонну беженцев, они могли давить ее своими гусеницами до полного уничтожения. По сравнению с той действительностью, невзоровский фильм «Очищение» — детский лепет.

Почему немцы так отчаянно сопротивлялись? Чтобы спасти от поругания мирное население. Ведь больше всего немецких солдат шокировало даже не отношение русских к женщинам, насилия над которыми можно было объяснить животными инстинктами, а к детям. В одном из отбитых у красных городков был обнаружен полностью вырезанный детский приют, который вовремя не успели эвакуировать. Одна из случайно выживших воспитательниц вспоминала: «Когда начало светать, я увидела шестерых детей. Их руки были крепко связаны, а отрубленные головы лежали рядом на столешнице. Я подошла к этим кошмарным останкам и по головам опознала ребят. Их языки были прибиты гвоздями к столу».

Запомните, по словам сего пана это сделали НАШИ предки...

«Дома горели, чадили, мягкая мебель, музыкальные инструменты, кухонная утварь, картины, фарфор — все это было выброшено из домов и продолжало выбрасываться. Между горящими танками стояли подбитые автомашины. Кругом валялась одежда и снаряжение. Тут же бродили пьяные русские. Одни дико стреляли куда попало. Другие пытались ездить на велосипедах, но падали и оставались лежать без сознания в сточных канавах с кровоточащими ранами. В дома тащили плачущих, отбивавшихся девушек и женщин. Кричали дети, зовя родителей. Мы шли все дальше и дальше. Перед нашими глазами представали картины, описать которые невозможно. Придорожные кюветы были полны трупов. Мертвые тела носили следы невообразимых зверств и изнасилований. Валялось множество мертвых детей. На деревьях болтались повешенные — с отрезанными ушами, выколотыми глазами. В разных направлениях вели немецких женщин. Пьяные русские дрались из-за медсестры, На обочине шоссе под деревом сидела старуха. Обе ноги у нее были раздавлены автомашиной...

Вы поняли кем были НАШИ с ВАМИ предки по словам сего пана?

******************
Когда сего "писаку" на ВИФе прижали за одно место и потребовали доказательств его литературного "@овна", пан Тимченко сбежал от ответа...




С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
veresk
Старший матрос
Старший матрос




Пришёл: 01.06.2008
Сообщения: 84

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 02:00             цитировать    

Спасибо ,вполне достаточно одного Львовского ВУЗа . Кстати о немецком фильме про Кенигсберг слышали?, сценарий оооочень сходится с представленными отрывками .
P.S . А ПРО УКРАИНСКИХ ТАНКИСТОВ пан Тинченко ничего не издавал что нибуть о взятии Берлина??? Wink
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5063
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 02:12             цитировать    

veresk писал(а):
Спасибо ,вполне достаточно одного Львовского ВУЗа . Кстати о немецком фильме про Кенигсберг слышали?, сценарий оооочень сходится с представленными отрывками .
P.S . А ПРО УКРАИНСКИХ ТАНКИСТОВ пан Тинченко ничего не издавал что нибуть о взятии Берлина??? Wink


Про УПАрей у него какая-то книжонка вроде была... о том как УПА всех победила. Лень искать.

Кстати, пан Тинченко "тусуется" в одном "милом историческом заповеднике укров" - http://forum.milua.org/viewforum.php?f=8 Там он в своей "среде"...

В свое время он пытался на ВИФ заходить, но там его быстренько прищучили, кстати если хватит терпения все до конца дочитать прошу - http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/682/682254.htm

С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
veresk
Старший матрос
Старший матрос




Пришёл: 01.06.2008
Сообщения: 84

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 02:29             цитировать    

Савилов В.Н. писал(а):
[

Насчет "контры"... Вы считаете, что тот же Слащев после возвращения в СССР стал большевиком??? Вы знаете какими методами он действовал в Крыму, будучи "белым"???

С уважением, Владимир

Ну вот опять и все о том же. Слащев!! -кокаин , морфий , личный бронепоезд , ослепительнобелый меньтик, птичник в вагоне и первый вопрос :кого вешать ??
А красные лучше вспомним хотя бы товарищаа Р Землячку . Род деятельности и ее итоги всем известен, а награждал то лично товарищ Фрунзе .
Все были хороши .

Но откуда опять эти выкрики "все как один , геройской смертью, в лучших традициях , в почете и славе " (примеры см. выше ) к чему эти броски из в крайности в крайность .Как писали в совке "давать так 200% ", так и пишут . Черт с най правдой мы ее никогда не узнаем , будем" стоять под понятными и приятными нам знаменами"ю Но хоть гибкость бы проявляли что ли . Если через 10 лет человека расстреляли , чеж в статье то писать что он," долго и счастливо и умерли в один день" А про английские лагеря, мне вообще непонятно , к чему вы о них написали...
Kraft
Капитан-лейтенант
Капитан-лейтенант



Возраст: 38
Пришёл: 09.02.2008
Сообщения: 923
Откуда: Оружейная столица России
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 02:29             цитировать    

[quote="Савилов В.Н."]
veresk писал(а):
По сравнению с той действительностью, невзоровский фильм «Очищение» — детский лепет.

Скажите, что за фильм? Или вы "Чистилище" имеете в виду?
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5063
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 03:00             цитировать    

veresk писал(а):
Савилов В.Н. писал(а):
[

Насчет "контры"... Вы считаете, что тот же Слащев после возвращения в СССР стал большевиком??? Вы знаете какими методами он действовал в Крыму, будучи "белым"???

С уважением, Владимир

Ну вот опять и все о том же. Слащев!! -кокаин , морфий , личный бронепоезд , ослепительнобелый меньтик, птичник в вагоне и первый вопрос :кого вешать ??
А красные лучше вспомним хотя бы товарищаа Р Землячку . Род деятельности и ее итоги всем известен, а награждал то лично товарищ Фрунзе .
Все были хороши .


Так, уже лучше... работаем дальше. Если есть желание, то прошу сюда http://forum.sevastopol.info/viewtopic.php?t=31720

Цитата:
Но откуда опять эти выкрики "все как один , геройской смертью, в лучших традициях , в почете и славе " (примеры см. выше ) к чему эти броски из в крайности в крайность .Как писали в совке "давать так 200% ", так и пишут . Черт с най правдой мы ее никогда не узнаем , будем" стоять под понятными и приятными нам знаменами"ю Но хоть гибкость бы проявляли что ли .


Просто данная статья о белых офицерах в РККА к сожалению одна из очень немногих написанных не в модном нынче русле... Ибо нынче у нас в почете "белые и пушистые". Даже кино снимают... как эти "пушистые" спасали царя, который на фиг не кому из "белых" был не нужен...

Цитата:
Если через 10 лет человека расстреляли , чеж в статье то писать что он," долго и счастливо и умерли в один день".
Так статья говорит о том, что многие царсике офицеры служили в РККА, а не бежали к "белым". Что бы изложить суть явления, отследить в дальнейшем судьбы - это нужно книжку написать, исследование, а не газетную статью.

Цитата:
А про английские лагеря, мне вообще непонятно , к чему вы о них написали...


А это просто для информации, что бы Вы знали, что лагеря в советской России превыми стали делать не большевики. Вообще все что делала советская власть... так это просто заимствовала чужой опыт.

С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
veresk
Старший матрос
Старший матрос




Пришёл: 01.06.2008
Сообщения: 84

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 03:20             цитировать    

[quote="Kraft"]
Савилов В.Н. писал(а):
veresk писал(а):
По сравнению с той действительностью, невзоровский фильм «Очищение» — детский лепет.

Скажите, что за фильм? Или вы "Чистилище" имеете в виду?


Калининграде показан немецкий фильм «Штурм Кенигсберга», рассказывающий о взятии Восточной Пруссии советскими войсками. В картине красноармейцы предстают в образе «монголоидных коммунистически натасканных солдат», разворачивающих в отношении мирного населения насилие в «апокалиптических масштабах» (цитата фильма)
Фильм германского режиссера Кристофа Бернинга – это история подготовки и штурма Кенигсберга, рассказанная с точки зрения немцев. Максимум внимания в картине уделено уничтожению мирного населения Восточной Пруссии, массовому насилию, которое, по мнению авторов, совершали советские солдаты.
В калининградском киноклубе «343» прокатчики предполагали показать фильм перед Днем Победы – 7 мая, но натолкнулись на возмущение жителей, прежде всего участников Великой Отечественной. Председатель городского Совета ветеранов Юрий Замятин заявил «НГ», что старшее поколение разгневано демонстрацией фильма в Калининграде: «Этот фильм – глумление над памятью солдат, погибших в боях за Восточную Пруссию. А их, только по официальным данным, здесь полегло почти 150 тысяч. Похоже, кинопрокатчики не хотят понимать, что такое фашизм. Даже в Германии этот кинофильм был запрещен к показу на телевидении». По словам собеседника «НГ», от городского Совета ветеранов уже направлены письма на имя губернатора Калининградской области Георгия Бооса и прокурора Алексея Самсонова с просьбой разобраться в ситуации и привлечь прокатчиков к ответственности. Участник штурма Кенигсберга Петр Чагин даже назвал картину «плевком в душу ветеранам».
Комментируя показ картины Кристофа Бернинга, губернатор Георгий Боос заявил «НГ», что «Штурм Кенигсберга» он видел: «Я разделяю возмущение калининградцев предвзятым отношением автора картины. Этот фильм никогда не будет показан в кинотеатрах и на телевидении именно из-за резко субъективного подхода к историческим событиям. Но я не считаю, что вправе запрещать его показ в рамках частного киноклуба. И вообще запрещать то, что уже вышло на DVD и свободно продается в Германии, смешно. Надо дать возможность тем, кому интересно, посмотреть этот фильм и обсудить его, что, по моей информации, сделали организаторы, и реакция была однозначно негативной».


Это то очем писал я .а "Очищение" видимо действительно "Чистилище " , но это уже цитаты пана Тинченко если я правильно понял. Мммммда хороши хохляцкие историки ...... Smile
veresk
Старший матрос
Старший матрос




Пришёл: 01.06.2008
Сообщения: 84

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 03.06.2008, 03:24             цитировать    

По ссылке перейти не могу Crying or Very sad . выбрасывает зараза
navigator
Старшина 1-й статьи
Старшина 1-й статьи




Пришёл: 13.11.2007
Сообщения: 197

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пт, 13.06.2008, 05:12             цитировать    

по теме:
толковый комментарий от http://eugend.livejournal.com/. радует то, что без идеологии (или почти без).
спасибо г-ну Савилову.

еще по теме:
дискуссии о том, много или мало было расстреляно офицеров(или помиловано, или служили в РККА, или были уволены и т.д.), нередко напоминают спор о стакане, который наполовину то ли пуст, то ли полон.
желаю всем участникам таких споров (и в первую очередь себе) не отвергать факты, конфликтующие с той картиной мира, что существует в наших черепных коробках. и руководствоваться логикой, но не эмоциями.
navigator
Старшина 1-й статьи
Старшина 1-й статьи




Пришёл: 13.11.2007
Сообщения: 197

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пт, 13.06.2008, 05:41             цитировать    

теперь не по теме -1.

Савилов В.Н. писал(а):

...

Кстати насчет немцев и Гражданской войны... Вот "патриоты России" в белом лагере с войной на Германию не лезли... все больше с ней дружили активно, помощи прося. Тот же Краснов, к примеру. А "красные", революция которых якобы была на деньги немецкого Генштаба штыком и огнем сражались с немцами. Как-то странно, не правда ли? "Патриоты-белые" согласны любую руку целовать, дабы им дали возможность вспороть брюхо красным, причем не стесняясь якшались еще со вчерашними врагами, а "христопродавцы-красные" (тм.) формировали части и призывали настоящих патриотов своей страны на борьбу с немцами... и сражались с немцами. Правда интересно???
...

С уважением, Владимир


точка зрения предельно ясна, но:

используя набор других имен(навскидку: Деникин, Ленин, Врангель), можно говорить и о том, что именно "красные" "согласны были любую руку целовать", а "белые" призывали и формировали, и защищали "неделимость" и только с запозданием, некоторыми прагматиками, был принят принцип "хоть с чертом...".

история и Брестского мира, и его последствий, и сложных взаимоотношений "белых" с "интервентами", а также с другими силами описана подробно.

дискутировать, используя многобайтный copy-paste не стану, т.к.:
- материалы общедоступны,
- каждый имеет право на мнение(в т.ч. то, которое я считаю ошибочным),
- ...ленив я Smile
Показать сообщения:   
Создать     Ответить на тему    Список форумов Севастополь.ws -> Страницы истории Часовой пояс: GMT + 2
На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Страница 2 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001-2008 phpBB Group

© 1997-2008, Sevastopol.ws
Executed in 0.123 sec, 30 queries