Sevastopol.ws - вне границ, времени, расстояний...  Севастопольцам и гостям города...  Подземный Севастополь  Фотогалереи  Форумы  Страницы истории
     Информация о проекте
     Реклама у нас
     Обратная связь
 сделать стартовой  СЕВАСТОПОЛЬ  ПОДЗЕМНОСТИ  ФОТОГАЛЕРЕИ  ФОРУМ  ИСТОРИЯ
 НАВИГАТОР
  
     Крым в составе Российской империи
    Новейшая история
    Форум
     Галереи
 ПОИСК
 расширенный поиск
 Городские новости
 14 июня, 12:17
По Крымскому мосту прошёл первый железнодорожный состав

21 марта, 09:03
Пятилетие Русской весны в Севастополе

10 августа, 09:18
Нужны ли Севастополю дети?

18 июля, 07:38
Рабочие военного завода в Севастополе требуют отменить пенсионную реформу

15 октября, 06:40
В Крыму построят две ТЭС мощностью 940 МВт



 Вход для пользователей
Логин:

Пароль:




История >> Крым в составе Российской империи >> Крымская война 1853-1856 гг. >> У.П.РИЧАРДС. ПИСЬМА ИЗ КРЫМА




У.П.РИЧАРДС. ПИСЬМА ИЗ КРЫМА


У.П.РИЧАРДС. ПИСЬМА ИЗ КРЫМА
Составитель: Марджи Блой, Ph.D., Национальный Университет Сингапура. Часть писем использована Кристофером Гиббертом ("The Destruction of Lord Raglan") с разрешения Ричарда Дайер-Беннета старшего.

Письмо 13. Лагерь под Севастополем, 4 февраля 1855 г.

Дорогая тетушка,
Я последнее время столь занят дежурствами, утомительными приемами и походами в Балаклаву и обратно, что до переписки руки не доходят. Да и морозы здесь стоят такие, что вечерами (только тогда и выдается время для писем) просто невозможно держать в руках перо. Сейчас, к примеру, я пишу, сидя в постели, закутанный сверху в толстую шинель, снизу - в груду одеял; на коленях у меня ящик, который мы используем вместо стола. Скверная свеча дает мне свет, трубка-носогрейка навевает вдохновенье, а пальцы час от часу приходится отогревать под одеялами. Ближайшей почтой, что уходит в пять утра, мне нужно отправить семь писем. Сейчас одиннадцать вечера, и это - первое.
:Последний раз я писал матери в большой спешке, и потому письмо получилось коротким; да, кроме того, ничего заслуживающего внимания в то время не происходило, разве что погода переменилась - 1го числа ощутимо потеплело, но 2го и 3го снова ударили двенадцатиградусные морозы. Сегодня все тает, а к вечеру поднялся ветер и завтра, похоже, будет дождь.
В лагере ужасная грязь - она пристает к подошвам, будто смола. Осада продолжается: сейчас мы возводим новые батареи, но слишком медленно - сказывается нехватка людей, да и лошадей почти не осталось.
Теперь о той статье в Таймс, что так вас возмутила. Увы, все, о чем в ней говорится, - чистая правда; при этом автор не описал и половины мучений, что выпали на нашу долю по вине лорда Раглана. Ему, конечно, тоже нелегко, но он не сделал и половины того, что в его силах. Офицеров и солдат особенно возмущает то, что он совсем не появляется в войсках, не навещает больных, а живет припеваючи на своей квартире. Если бы он, подобно Канроберу, регулярно объезжал войска, он увидал бы, что интенданты бездельничают; а принятые меры не только ободрили бы солдат, но и оправдали бы его в глазах читателей "Таймс" - ведь, если хоть кто-то из нас вернется домой живым (в чем я нынче сомневаюсь), все его прегрешения станут известны. Дюжины писем не хватит, чтобы описать все страдания, что нам приходится испытывать из-за плохого руководства, поэтому оставим эту тему до лучших времен и поговорим покуда обо мне.
Я чувствую себя неплохо, даже, пожалуй, лучше, чем прежде. Из-за вечной окопной сырости я было простыл, но нынче вполне поправился. По-прежнему тревожусь по поводу повышения: до недавнего времени надеялся, что Моуда, которого обошли вниманием прошлый раз, не повысят прежде, чем я получу назначение. Я бы занял, в этом случае, место Странжа на Корфу, что было бы весьма кстати, поскольку его рота как раз отбывает домой. Но с последней почтой пришла весть о его повышении, так что мне, должно быть, достанется рота Грегори из Королевской конной артиллерии, и Бог знает, во что это выльется: Скорее всего, я застряну здесь до конца войны, что совершенно меня не радует, поскольку я, как и все остальные, сыт ею по горло; теперь уже ясно, что мерзавец Абердин готов к заключению позорного перемирия, а пройдоха Ник обманул нас как младенцев.
Неужели английскому народу нет дела до стонов, что раздаются здесь на каждом шагу? Всякому понятно, что если мы не сотрем Севастополь с лица земли - штурмом или по договору - у нас попросту не хватит сил для войны. Единственным результатом наших выстраданных побед будут лишние 10 - 30 миллионов государственного долга и десятки тысяч погибших храбрецов, а наша цель - положить конец русскому вторжению - окажется в конце кампании едва ли не дальше, чем в ее начале.
Огромное спасибо за попытки добыть мне адъютантство. Единственный способ сделать это - начать хлопотать задолго до того, как освободится нужное место, а оно освободится в ближайшем будущем - двое наших полковников, скорее всего, переводятся в Королевскую Конную Артиллерию. Я покуда не получил посылки с "Черного Принца", но в Балаклаве ждут его со дня на день. Подарков больше не нужно - у меня всего в достатке, а если меня отправят домой, лишние вещи только помешают. Но в случае, если я останусь здесь, я перешлю тебе список книг, которые хотелось бы прочесть. Есть одна вещица, которую вы могли бы мне переслать, но только почтой, поскольку, если отправлять ее с оказией, она наверняка пропадет. Это поваренная книга Сойерса - она будет хорошим подспорьем в моих кулинарных опытах. Похоже, я становлюсь заправским поваром.
Мечты о хижине пошли прахом: не нашлось леса для крыши. Мы по-прежнему живем в палатке, но она промокает насквозь. Что касается гуся, он оказался слишком жирным, но зато отлично прожарился.
Я расскажу, как мне это удалось, только не вздумайте пытаться проделать это дома. Я нашел два куска железного обруча и выпрямил их; затем взял оловянный ящик, приспособил сверху накрест железные полосы и на их пересечении подвесил гуся так, чтобы он не касался стенок. Снаружи я развел большой костер и поддерживал пламя, покуда мой дружок не прожарился как следует. К обеду у нас суп, банка сардин, гусь жареный и тушеный с овощами, баранина под соусом, два солидных сливовых пудинга (сделанные Блэнфордом и мною), сыр и много ромового пунша с кофейным ликером кюрасо, а на десерт - трубки и плиточный табак. Неплохо, правда?
Не помню, говорил ли вам о нашем новом полковнике. Зовут его Моррис, в "златые годы юности" он учился в Кардиффе и помнит моего отца. Он уже в летах и, как и всякий артиллерийский полковник, слишком стар для своей должности и очень боится ответственности. Он ужасно страдает от холода, поскольку долго пробыл в Вест-Индии, но в целом очень добродушен и хорошо ко мне относится.
Фляга, котелок и прочие пожитки всегда со мной - я слишком долго пробыл здесь, чтобы расставаться с ними даже в случае опасности. Кофе нам и в самом деле доставили сырой и теперь выдают взамен по четверти унции чаю в день.

<<<Предыдущая   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15   Следующая>>>

 О разделе

Севастополь от древнейших времен до наших дней. Исторические факты известные и нет, личности и события - всё, что осталось в памяти благодарных потомков.

 Наш опрос
Как вы оцениваете изменения в благоустройстве и градостроительсве Севастополя за последние 5 лет?





Отдано 77 голосов
 Этот день в истории Севастополя...
9 августа 1905
  • Закончено разоружение "Потемкина" На "Потемкине" спущен флаг; разоружение окончено; спешно ведется исправление машинных котлов; сегодня впервые на броненосце разведены пары.

  • Реклама у нас
    Информация о проекте
    © 1997-2022, Sevastopol.ws. Любая перепечатка без ссылки на сайт и коммерческое
    использование материалов сайта без разрешения авторов запрещены.
    Дизайн: MadWasp
    Кодинг: Basil
    Executed in 0.072 sec, 50 queries