Список форумов Севастополь.ws
Севастополь.ws   |   FAQ   |   Правила   |   Поиск   |   Пользователи   |   Регистрация
Личные данные   |   Войти и проверить личные сообщения   |   Вход

Нетривиальные размышления о крымской войне.

 
Создать   Ответить на тему    Список форумов Севастополь.ws -> Страницы истории
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Qirimli
Доступ закрыт




Пришёл: 23.11.2006
Сообщения: 479

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пт, 02.03.2007, 05:31             цитировать    

НЕТРИВИАЛЬНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О КРЫМСКОЙ ВОЙНЕ



Игорь ЛОСЕВ,
“Флот України”, г. Киев

Учитывая немалое количество экстравагантных публикаций о якобы победе Российской империи в Крымской войне, появившихся как-то очень организованно, словно бы по приказу из некоего единого центра, особое значение имеют свидетельства и воспоминания непосредственных участников событий, современников, а также историков, исследовавших обстоятельства этой войны “по горячим следам”.
К числу последних, несомненно, принадлежит Евгений Марков, автор до сих пор не потерявшей актуальности книги “Очерки Крыма”, изданной в 1902 году. Книги чрезвычайно объективной и правдивой, которая не оставляет “камня на камне” от последующих фальсификаций и исторических мифов о происходившем на нашем полуострове.
Евгений Марков — человек незаангажированный, стремившийся стоять на позициях непредубежденного анализа и непредвзятого рассмотрения исторических фактов. Поэтому его суждения представляют немалый интерес для потомков.
Объезжая поля былых сражений под Севастополем и осматривая сохранившиеся позиции англичан и французов (в Камышовой бухте, вблизи Георгиевского монастыря, в Балаклаве и на Черной речке), Марков пришел к любопытным выводам, которые и ныне не лишены поучительности. Его поразило, с какой тщательностью и основательностью европейцы обустраивали свой военный быт: “Это были целые города деревянных бараков, красиво устроенных, города с улицами, магазинами, театрами, храмами, гостиницами, библиотеками, кондитерскими и даже с цветниками и огородами. До сих пор видны каменные фундаменты этих бараков. Чувство человеческого достоинства в человеке Запада не снимается и не надевается, как перчатка. Он уважает свои вкусы и нужды и требует потому удовлетворения им во всех обстоятельствах жизни. Он не считает возможным оставаться грязным и голодным в дороге, потому только, что это не гостиная и не родной дом. Он не сочиняет своих качеств, а имеет их действительно, поэтому имеет постоянно те же потребности. Англичанин ежедневно меняет белье на острове Вознесения точно так же, как в клубах Лондона, и солдат, привыкший у себя дома к кофе и ростбифу, не видит причины отказаться он него на Таврическом полуострове. Это богатство потребностей не есть слабость или изнеженность, и оно вовсе не вредит воинственности духа.
Это есть сознание своих сил и своих прав… Эта уверенность окрыляет дух человека и стремит его к энергической деятельности, к изобретениям и усовершенствованиям… Солдат с таким духом может быть настоящим воином, осмысленным и воодушевленным. Кроме того, солдат сытый, хорошо выспавшийся, хорошо согревшийся и всем довольный — работает больше и дольше голодных, холодных и ропщущих. Трудно бороться с расами, которых даже лагерная обстановка — у нас символ всяких неудобств и беспорядка — способна пристыдить комфорт нашей оседлой жизни; с расами, которые проводят железные дороги и шоссе в поле, в котором остановились на несколько месяцев, в то время, когда у нас не было шоссе от Симферополя до Севастополя; а мы владели ими 75 лет, и их окрестности завалены каменьями”.
В русской и советской практике принципиальное нежелание вождей наладить быт военнослужащих оправдывалось “естественными тяготами и трудностями военной службы”. Почему-то боялись, что нормальный быт слишком смягчит души и лишит служивых “ярости” к врагу, заставит чрезмерно ценить собственную жизнь, а она, по мысли вельмож и номенклатуры, должна быть достаточно отвратительной, чтобы ее не жалко было отдать. Однако опыт самых боеспособных армий мира свидетельствует, что цивилизованный образ жизни военнослужащих (даже на войне) боевому духу не вредит, а скорее напротив.
Марков приводит слова матросов, участников войны, о неприятеле: “Хутора он берег, ничего не трогал, в монастырь Георгиевский даже свечи давал и все, что следует, и в обедню сам ходил; турок было смущался, да он его отстранил…
А ушел — все вчистую нам оставил: бараки, посуду, постель; только ранец взял. А наши жгли, как из Севастополя уходили, ничего ему не оставили”.
Большой интерес вызывают авторские оценки поведения англичан и французов на чужой территории: “Вместо разрушения они созидали, хотя знали, что созидают на несколько дней, следовательно, не для себя. Они обратили Балаклавскую гавань в такую, какой мы еще не видали на Южном берегу, и надо думать, что им она стоила немало денег и труда. Но в наших руках и готовая вещь оказалась бесполезною: теперь эта превосходно устроенная гавань совершенно разрушается от неприсмотра, невежества и скудости средств”.
А вот еще одно свидетельство, которое вряд ли попадет на страницы “новых” учебников истории, лоббируемых некоторыми севастопольскими депутатами, возомнившими себя историческими авторитетами: “Чтобы остаться верным исторической истине, которая особенно чутко постигается общественным мнением, я должен признаться, что наших казаков и даже солдат местные жители гораздо более обвиняют в беспорядках, пожарах, насилиях, чем западных иноплеменников”.
А вот как описывает Евгений Марков отечественные военные лагеря: “Я был, как уже сказал, на месте русских лагерей. От них тоже остались следы, весьма явственные. Но странная вещь! Даже на этих остатках вы видите большую разницу между нами и европейцами. У них из-за несколько морей могли привезти дома и постели, а у нас в родном краю, где углы помогают, ничего не нашлось, кроме хворостяных шалашей да парусинных палаток; у них бараки ставили на фундаментах, чтобы не подтекала вода, не повредила земляная сырость, а у нас копали в земле ямки, чтобы грязь никоим образом не миновала палатки и не скоро бы в ней высыхала.
Наш стан был разбросан как-то по кустарникам и буеракам, без всякого приюта. Я не думаю, чтобы в нем были не только цветники и кондитерские, а даже сухие дорожки. Словно нашей национальной жизни вечно должна достаться на долю некоторая доза цыганства”.
Говоря о героизме рядовых участников обороны, Марков, тем не менее, вскрывает и другое, о чем, увы, в учебниках и научных исследованиях о Крымской войне (особенно сейчас!) не прочитаешь: “Они бежали на врага-грабителя, а их ждал вор, называющийся родным именем и не прячущийся ни в какую засаду, — вор, который систематически крал у раненого повязку с его раненого члена, крал кусок хлеба у обессиленного боем, крал клочки сена даже у издыхающего скота… война как будто только прошла вчера, и свидетели тщетного геройства нашего воина не могут скоро простить тем нечестивцам, которые, на их глазах, подкапывали все плоды этого геройства своею бессовестностью и алчностью.
Трудно и грустно передать все позорные рассказы, которые ходят среди жителей, о закулисной стороне великой войны”.
Интересно, исторически озабоченные севастопольские деятели, опечаленные тем, что в украинских учебниках истории мало сказано о Крымской войне, готовы ли они написать в учебниках для детей всю правду об этой войне, в том числе изложенную Евгением Марковым, честным летописцем Крыма?
А насколько приятно будет читать севастопольским бизнесменам, как их исторические предшественники обворовывали собственную армию?
Пишет Марков и о фантастической беспечности военных и гражданских властей в Крыму, об обычном хаосе и беспорядке: “После несчастного дела на Альме, выиграть которое не было никакой возможности, весь Крым был в руках союзников. Об армии не было ни слуху ни духу. Если союзники не двинулись прямо на Севастополь и не окончили кампании в одну неделю, то в этом, конечно, они были не совсем виноваты. Им, привыкшим уважать всякое дело и готовиться к нему основательно, разумеется, не могла прийти в голову возможность такой баснословной беспечности с нашей стороны, в ожидании войны с такими могущественными и деятельными противниками, как они. Самое отсутствие наружных приготовлений к защите, отсутствие войска в стране, гордившейся двумя миллионами солдат, должно было внушить им особую осторожность, заставляя ожидать на всяком шагу какой-нибудь хитро рассчитанной западни. Севастополь, прошумевший славою своей неприступности по всей Европе, этот черноморский Гибралтар, вдруг лежит перед ними, открытый со всех сторон, как мирная ферма. Поневоле самый опытный и решительный полководец призадумается, прежде чем сунется в такое слишком заманчивое место. “Это его татары обманули, кругом обвели, — рассказывал мне матросик, — а когда бы он с Бельбека прямо пошел на Северную, так всех бы нас, как баранов, живьем побрал”.
А вот еще жуткая картина, рисуемая Евгением Марковым, вряд ли когда-либо имеющая шанс попасть на страницы учебников истории, изобретаемых и навязываемых целой Украине отдельными севастопольскими политиками: “От Бахчисарая до Симферополя, в невылазной грязи, стояли или ползли подводы, в которых люди с оторванными руками, с простреленной грудью, с размозженными головами, лежали почти друг на друге, без подстилки и покрышки, истекая кровью. Некормленные волы и надорванные клячи лежали в грязи, потеряв надежду дотянуть по баснословным грязям свои возы: некормленые и неоплаченные погонщики с суровым равнодушием стаскивали с воза скончавшихся во время пути и оставляли их на дороге. Люди, лошади, телеги валялись на пространстве тридцати верст. Когда же, наконец, через суток трое, добрались до города, начиналось скитание по улицам, от дома к дому: там не принимают, там нужно исполнить разные формальности — один пересылает к другому, один за другим отказывается, словно ни на ком не лежала обязанность принять этот печальный поезд изувеченных героев. А несчастные солдатики, стоявшие грудью за безопасность этих самых бессердечных эксплуататоров своих, лежат себе часы за часами, иногда буквально целый день, на своих возах некормленные, не согретые, облитые только собственной честной кровью. Некоторые замерзали на возах… И это не сцена из египетского похода, не экспедиция в безлюдных и неведомых местах Азии, а война, ожидавшаяся и долго подготовлявшаяся на родной земле, среди края, всем обильного, среди учреждений правильного государственного порядка”.
Вот об этом бы рассказать севастопольским и всем иным школьникам Украины, а не только о Даше Севастопольской и докторе Пирогове.
Примечательные детали сообщает Марков о национальной политике, проводившейся в Крыму во время войны: “Один из военных начальников, прославившийся позорным поражением своим недалеко от Евпатории, первый раз унизивший русское знамя и отдавший без боя русские пушки, в оргиях своих, свидетели которых еще живы, раздевал стариков-татар догола, завертывал в простыни и нещадно сек фухтелями в присутствии своих собутыльников. Он называл это истреблением измены; изменник был виноват только в том, что шел из одной деревни в другую и был встречен казаком. Если собиралась где кучка татар, человек в двадцать, в нее стреляли. Это была тоже измена. Казакам так понравилась эта идея, что они на весь Крым стали смотреть, как на изменников.
Под этой фирмою они угоняли стада овец, выжигали целые деревни, даже усадьбы русских помещиков, которых я мог бы назвать по именам и которых знает весь Крым; они врывались в дома как завоеватели; били зеркала, кололи перины, мебель, отыскивая сокровищ; татары бежали от них то в лес, то к неприятелю”. Любопытно, может, и это добавить в те главы украинских учебников истории, которые рассказывают о Крымской войне?
И заключительный аккорд автора: “Да и солдатики наши не всегда отставали от казаков."
Характерен рассказ одного очевидца о высадке в Кантугане. По выезде помещиков в доме оставалась только прислуга, лакей и несколько женщин. Первый входит в дом маршал Сент-Арно; он спрашивает: где хозяева? Ему говорят: уехали.
— Напрасно; они бы могли спокойно оставаться здесь; а где кабинет хозяина? — Показывают кабинет. — Где спальня? — Ведут в спальню.
Маршал видит иконы и приказывает убрать их, чтобы турки не оскорбили их; женщина снимает иконы, и маршал, тщательно завернув их, прячет в кабинет. Он живет в доме, оставляя все в том виде, в каком застал, не позволив себе коснуться ни одной бумажки. Все солдаты и офицеры живут в деревне так же скромно, как самые вежливые гости.
_________________
"Весь этот Магометов рай уничтожен дочиста. Взамен пышных городов Тысяча и Одной ночи русские построили несколько убогих уездных городов и назвали их псевдоклассическими именами - Севастополем, Симферополем, Евпаторией"
М.Волошин.
Neko
Матрос
Матрос




Пришёл: 24.03.2007
Сообщения: 19
Откуда: Москва
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Ср, 28.03.2007, 02:58             цитировать    

Млин,Qirimli-Торнадо,мы же все тебе про эту дрянь в Политике на севинфо ответили,а ты теперь здесь запостил. Ложь это всё и мерзость ,как и всё у твоего поганого лосева. Потому,что он иуда поганая и всё с ног на голову переворачивает в своей ненависти к России. Маркова он наконец прочитал,надо же! Laughing Его ещё когда издали-в начале 90-х. Слава Богу, с тех пор масса литературы появилась,в том числе и в Город,в Библиотеку им. Толстого англичане немало подарили. И вся лосевская лживая и подлая ахинея становится очень видимой. Англичане хорошо в Крыму жили? Rolling Eyes У них был рай,разумеется. Они на штурмы ходили как на праздник-в чистых и белоснежных рубашечкахи пели умилительные песни,ибо брились регулярно. А фундамент у них был, разумеется, каменный. А пусть лосев сходит и покажет нам те фундаменты. Посчитайте вдвоём на досуге количество союзников и подумайте,куда же испарились их огромные города? И почему на их собственных литографиях Сипсона и фотографиях Роджера Фентона и Жана-Шарля Ланглуа палатки видны,а не каменные дома? На этом же форуме есть море фоток. Почему же Сент-Арно,Канробер,Раглан жили в реквизированных русских домах-есть же их фото-,а не в собственных чудесных хоромах? Very Happy Почему лорд Кардиган жил не в палаточном (другого просто не было ) лагере,а на яхте,за что его презирала его же Бригада? Откуда у британцев и французов такие огромные небоевые потери,связанные как раз с жуткой антисанитарией? Лживая скотина лосев естественно не напишет никогда ,что два союзных командующих-Сент-Арно и Раглан умерли от дизентерии. В раю,где была стерильная чистота, да. Где рубашки менялись каждый день? Союзнички НИЧЕГО не взяли? Да они вывезли всё,вплоть до колоколов с храмов. А потом их возвращали-через 50 лет. Не было этого? На Херсонесе были? И колокол видели? Надо же. Поинтересуйтесь историей этого колокола. Про Нотр-Дам дё Пари узнаете. Wink Нам они что-то оставили-посуду и прочее? Ну даете- большей глупости в жизни не читал! И где же та посуда? Shocked Повеселили. Кто же это врагу,пусть и бывшему что-то оставляет? Да ещё скупердяи бритты! Впрочем нет -союзнички нам оставили горы бутылочного стекла, кучи подков погибшей кавалерии и -главный подарок-под сотню тысяч своих трупов. Чем не подарок на память,а ? А где их победа? В чем она выразилась? Ну взяли они ,напрягая ВСЕ свои силы ЮЖНУЮ сторону Севастополя. Заметь,не весь Город,а лишь Южную его сторону. На Северную они даже и не совались. С такими вот потерями колоссальными взяли. "Страшную крепость" Симферополь они тоже штурмовать не рискнули и дорогу на Севастополь из России за всю войну так и не перерезали. А мы отбили их и на Камчатке и на Балтике и на Севере(Соловецкий монастырь они тоже взять не смогли,вояки паршивые Cool ): А ещё мы взяли в Закавказье неприступный Карс и шли дальше без проблем. И остановить нас там было просто некому. Потому,что хваленая армия Порты была перемолота ,а её остатки копали союзникам траншеи в Крыму. Такие вот итоги войны той. D Торнадо-Qirimli,мы отлично знаем твой интерес. И ты хитрый,сам не пишешь ничего-за чужую спину спрятался и гадишь на Россию. А лосев твой за Маркова спрятался. Смелый он хлопец,нечего сказать. Марков писал с болью и желанием изменить. А вы оба выдергиваете у него цитаты с ненавистью к России и ко всем нам. Только здесь,дорогой наш меджлисовец,не идиоты собрались-писал уже. Мы читаем не только нигилиста Маркова. Есть многочисленная корреспонденция Рассела в "Таймс",человка,которого ненавидел весь британский генералитет(за что,интересно? Wink ). Есть отчеты британских парламентских комиссий,описывающих жуткое полжение в британской армии. Есть масса дневников и офицерских и солдатских. И есть деятельность людей,пытавшихся все это исправить. Торнадо- Qirimli,ты слышал о Флоренс Найтингейл? Ваш лосев не знает, про неё у Шевченко и Мамчака ничего нет. Спроси его,зачем она ночей не спала ,здоровье свое подорвала,если в британской армии,куда солдат вообще обманом загоняли(напаивали и заставляли подписывать документы,что показано в куче английских источников),всё было так идеально. Заодно почитай у англичан и французов-хотя бы такую отлисную вещь как "Тне Reason Why" ,что они пишут о турках и татарах. В такой ступор придёшь,гарантирую! Вы для них куда хуже русских,союзнички. Laughing Мне даже цитировать стыдно европейскую реакцию на грабежи татарами и твоими любимыми турками населения и убийства раненых. Очень превосходные мысли там,вполне современные,вам всем понравится до тошноты-гарантирую. Так что лучше не лезь к нам со своими "разоблачениями". Что про славян в Крыму ,что про Крымскую войну-сплошная глупость. Сами себя только дискредитируете. И не надо прикрываться,что это.дескать, лосев написал. Сюда,как и на севинфо не лосев свою статью притащил. Проверь сначала,а потом только тащи.
_________________
"В море соли и так до черта,
Морю не надо слёз.
Наша вера верней расчета,
Нас вывозит авось"(С).А.Вознесенский.
_________________
Тора! Тора! Тора!
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 4856
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Ср, 28.03.2007, 08:55             цитировать    

Уважаемый Neko! Если есть у Вас желание и возможность, то не могли бы Вы в этой теме или в отдельной выкладывать материал касаемый Крымской войны?


С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
Qirimli
Доступ закрыт




Пришёл: 23.11.2006
Сообщения: 479

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Ср, 28.03.2007, 07:42             цитировать    

Неко, мне пофиг на ваши исторические дрязги с Лосевым по поводу Крымской войны.
Меня заинтересовала эта статья, лишь тем, что в ней я нашел любопытные факты про татар, (выделенные жирным текстом) и только поэтому я её и выложил.
Первый факт, что татары волей- неволей спасли русских, второй факт- показателен незаслуженым плохим отношением русских военных к мирным жителям- татарам.
_________________
"Весь этот Магометов рай уничтожен дочиста. Взамен пышных городов Тысяча и Одной ночи русские построили несколько убогих уездных городов и назвали их псевдоклассическими именами - Севастополем, Симферополем, Евпаторией"
М.Волошин.
Qirimli
Доступ закрыт




Пришёл: 23.11.2006
Сообщения: 479

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Ср, 28.03.2007, 08:37             цитировать    

КРЫМСКАЯ ВОЙНА

Ты просвещением свой разум осветил,
Ты правды [чистый] лик увидел,
И нежно чуждые народы возлюбил,
И мудро свой возненавидел!

А. С. Пушкин


Обратившись к теме Крыма в войне 1853 — 1856 гг., автор оказался перед понятной проблемой аспектов, в которых целесообразно рассматривать это событие огромного исторического значения: нужно ли, например, излагать ход собственно военных действий, касаться ли внешней политики всех стран — участниц войны и т. п. Конечно, подробное рассмотрение такого рода важных составных любой войны могло обогатить книгу, но и непомерно увеличило бы объем главы, и без того немалый. Поэтому, вместо того чтобы еще раз досконально описывать военную или политическую сторону события, очевидно, целесообразно отослать интересующегося читателя к специальным работам или справочной литературе, благо в них недостатка нет. Автор же оставляет за собой право касаться политики или военных операций лишь тогда, когда это совершенно необходимо для раскрытия основной темы. Так, рассмотрим более или менее подробно важные сюжеты предыстории войны и ее характера.

Проблема степени оправданности (или, лучше, "справедливости") войны, которую вновь затеяла на Юге Россия, весьма сложна и раскрыта пока далеко не полностью. Но, игнорируя ее, мы не сможем решить и прямо относящиеся к предмету книги важные вопросы: а стоили ли огромные жертвы татарского народа в годы войны той цели, что поставило перед собой правительство? Можно ли оправдать всю пролитую кровь задачами, которые война должна была[311] решить? Ответить на эти вопросы можно, лишь начав анализ их с предвоенного периода.

ПРЕДЫСТОРИЯ ВОЙНЫ
........

НАКАНУНЕ
........

НАЧАЛО ВОЙНЫ
........

ТАТАРЫ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Какую же позицию по отношению к воюющим сторонам заняло основное население Крыма? Чита[322]тель, задавшийся этим вопросом, почти наверняка прежде всего обнаружит вполне недвусмысленный и четкий ответ в капитальном труде П. Надинского: "Крымские татары оказались изменниками и тысячами перебегали в лагерь врага" (I, 131), Встречаются и более развернутые откровения того же плана, например о том, что союзникам "всеми силами" помогало "местное татарское население, восторженно встретившее турок и их покровителей. Разжигаемая турецкими и английскими агентами и собственными муллами ненависть татар к русским широко разливается грабежами и насилием вокруг Евпатории, достигает Перекопа и Армянского базара, терроризирует русское население" (Горев Л., 1955, 237). Примеры можно до бесконечности множить, но нового это даст немного — в них будет все то же стремление любой ценой заклеймить народ и, увы, все та же голословность, бездоказанность подобных "убойных" выводов. Оставим их на совести авторов, писавших после апреля 1944 г., и обратимся к источникам и фактам.

В первые же дни после объявления войны таврический муфтий Сеид-Джелил-эфенди обратился к мусульманам Крыма с воззванием. Духовный владыка говорил правоверным, что они "должны быть искренне преданы царю и отечеству и для них не щадить ни крови, ни жизни" (Материалы, I, 1871). Указание муфтия, обладавшего непререкаемым авторитетом, исполнялось почти буквально. Татары с готовностью свозили на приемные пункты все необходимое для армии, прежде всего продукты питания и фураж, А городские муллы и муфтии обратились к русским властям с выражением своей готовности всячески поддерживать их в борьбе с Турцией. Очевидно, эта инициатива была связана со ставшим им известным планом правительства о депортации всех крымских татар "в одну из отдаленных губерний" (Дубровин Н.Ф., 1900, I, 285).

Впрочем, это наше предположение; возможно, заявление мулл было искренним изъявлением желания помочь тем, кто жил с ними бок о бок уже не первое поколение. К счастью, осуществлению программы высылки татар в места отдаленные помешала на этот раз десантная операция союзников, и мусульмане были оставлены в покое. Благо вскоре выяснилось, что пользы от них куда больше, чем вреда.[323]

Впрочем, "покой" этот был весьма относительным, особенно на оккупированной врагом территории. Со стороны прибывших в обозе союзников турецких мулл начались попытки склонить татар к пособничеству, поддержанные и отдельными татарскими их коллегами. Но эта пропаганда была тут же нейтрализована выступлением местного и поэтому более авторитетного князя Мехмет бея Балатукова. Невзирая на опасность репрессий со стороны оккупантов, князь открыто "выступил защитником русских" в ряде деревень близ Евпатории, после чего зарубежные муллы просто опасались там появляться (Раков В.С., 1904, 16).

Не в пример князю Балатукову русская администрация бежала из Евпатории, оставив подопечное население без "пастыря" еще до высадки десанта. Причем некоторые чиновники оказались столь резвыми, что остановились лишь у Перекопа (Стулли Ф.С., 1894, 495). Поскольку же русская армия также отмаршировала без боя, то татары оказались брошенными на произвол оккупантов, чем те и воспользовались. Начался повальный грабеж татарских деревень и евпаторийских кварталов, причем особенно отличались французы. Бесчинства достигли таких масштабов, что о них стало известно и за рубежом. Той же осенью "Тайме" писала, что зверства союзников в евпаторийских деревнях таковы, что газета не решается привести подробности — "они слишком оскорбительны для человечества" (Материалы, II, 1871, 268). Ак-Мечеть была разграблена "дочиста, скот и овцы угнаны... людей же от старого до малого избивали и подвергали всякого рода оскорблениям" (Материалы, III, 1872, 204). Российская пресса в отличие от английской хранила по этому поводу мертвое молчание, лишь много лет спустя коснувшись такой "закрытой" темы, как страдания татар во время оккупации, да и то весьма кратко и без подробностей, очевидно решив пощадить нервы читателей, у которых в противном случае "волосы станут дыбом" (KB, 1896, №74).

Некоторые села послали гонцов в Симферополь, прося защиты от мародеров. И через несколько месяцев (!) здесь появились летучие уральские и донские казачьи сотни, отчего татары, что называется, попали из огня да в полымя. Теперь стали мародерствовать[324] казаки, причем в селах на периферии и даже вне оккупированной врагом территории — очевидно, для безопасности от противника. Справедливости ради заметим, что в грабежах лихих рубак отнюдь не было ничего "антитатарского" — с тем же успехом они угоняли коней и у русских помещиков (Стулли Ф.С., 1894, 515). Но если пропажа десятка коней мало что значила для богатого скотовода, то татарская беднота была поставлена уральцами и донцами на грань голодной смерти: они не только забирали скот, но и "беззастенчиво опустошали, если удавалось отыскать, хлебные ямы" (там же, 507). Угнанный скот казаки сбывали своим же интендантам как "отбитый у неприятеля".

Со временем местное население стало больше, чем "западных иноплеменников", опасаться появления в деревне "наших казаков и даже солдат" (Марков Е.Л., 1902, 95). И немудрено, так как последние "на весь Крым смотрели как на изменников. Под этой фирмою они угоняли стада овец, выжигали целые деревни... они врывались в дома как завоеватели; били зеркала, кололи перины, мебель, отыскивая сокровища; татары бежали от них то в лес, то к неприятелю. Если собиралась где кучка татар человек в 20, в нее стреляли. Это была тоже измена" (там же, 106).

Казачий террор действительно принуждал татар искать защиты в местах дислокации противника, за городскими стенами. "Опасаясь более всего преследования казаков, татары целыми селениями переселялись в Евпаторию и в ближайшие ее окрестности и гибли там во множестве от голода и недостатка помещения" (Дубровин Н.Ф., I, 1900, 287). Помещики же, опасаясь бросить имущество, отправились к губернатору. Не осмеливаясь гневать начальство, они указали, что ночные грабители — татары и турки. Но тот, знавший, в чем дело, прогнал их, в бешенстве заявив: "Татары не грабят и не бунтуют и бунтовать не будут — бунтуете вы!"91 (Раков В.С., 1904, 24).

Не легче было татарам и в неоккупированной части полуострова. Деревни здесь, в основном животноводческие, были практически лишены властями корма. Хотя сена в первый военный год было накошено "очень много", но его "стало ненадолго, так как проходившие полки истребляли его самым немилосердным образом — лошадей пускали прямо к стогам,[325] без привязи, и они в одну ночь вытаптывали и портили больше, чем съели бы в неделю. Но этого мало — сено служило топливом" (Стулли Ф.С., 1894, 515), и это в Крыму, где топлива всегда в избытке; даже в степи татары никогда не покупали дров, топя кизяком и кураем!

Страдали и постройки, причем не от огня артиллерии, а в тылу: "Истребительная сила наших солдат проявилась не на одном селе; стоило какому-нибудь отряду переночевать в деревне, и наутро большая часть изб, оставленных хозяевами, оказывалась без дверей и без крыш: и то и другое шло на костры, и все в присутствии того же обычно растущего кустарника. Разрушения вызывались даже не какою бы то ни было потребностью, а производились часто от скуки". После месяца такого постоя обычно "деревня была опустошена, не оставалось ни одной овцы, ни одного вола, ни зерна хлеба, ни клока сена или соломы" (там же, 516, 517).

Весьма тяжкой была подводная повинность, отвлекавшая массу рабочей силы и скота из разоренной деревни. Нехватка фуража вела к массовому падежу скота. Очевидец подсчитал, что вдоль дороги Бахчисарай — Джанкой в среднем на 1 версту приходилось 120 трупов татарских волов и лошадей (Дубровин Н.Ф., II, 1900, 358). Для уборки этой падали также использовались татары, согнанные в особые "команды".

Современники утверждают, что уже к весне 1855 г. "край был совершенно истощен, и в особенности пространство между Севастополем, Симферополем и Евпаторией". Кстати, именно по этой причине — хищнического разорения Крыма и непосильных повинностей с татар, создававших экономическую основу тыла, — "Севастополь должен был пасть сам собой" (там же, II, 360; III, 25) — это теперь был вопрос времени.

Итак, мы рассмотрели экономическую сторону жизни татарских масс в годы войны; обратимся к политической. Попробуем узнать, не было ли среди них, как уверяет нас П.Н. Надинский, "измены" трону и отечеству. Начнем с того, что сама постановка вопроса об измене угнетенных аборигенов своим колонизаторам весьма проблематична, идет ли речь о русско-крымских или, скажем, англо-индийских отношениях[326] в прошлом веке. Во всяком случае, автор не решился бы выдвигать столь серьезное обвинение, не снабдив его понятными оговорками. Впрочем, полемика на эту тему увела бы нас в сторону от основной темы. Поэтому ограничимся той самой истиной, что познается в сравнении. Выше мы видели, как сильна была настроенность против войны российского населения, в том числе и крестьянства, как откровенно выражались там даже не пацифистские, но явно пораженческие настроения. Приведем еще один пример, последний. В одном из писем Н. Чернышевский говорит: "Я жил во время войны в глухой провинции, жил и таскался среди народа и смело скажу вам вот что: когда англо-французы высадились в Крым, то народ ждал от них освобождения: крепостные от помещичьей неволи, раскольники... свободы вероисповедания..." (VII, 1950, 1002). Поразительное свидетельство для наших ультрапатриотичных авторов: народ предпочитал свободу победе в войне, падение крепостничества — захвату новых земель и племен!

Увы, столь прогрессивным мышлением население Крыма не обладало. Татары не выразили, по словам свидетеля войны, "ничем своего недовольства против наших властей", "они были кротки и умеренны" и "во весь период Крымской войны не заслуживают ни малейшего упрека" (Раков В.С., 1904, 22, 39). Может быть, они боялись единственно жестоких законов военного времени? Отнюдь. Когда однажды при изменении обстановки на фронте русская администрация сбежала во главе с губернатором в том числе и из столицы края, "уступив свою власть татарам", то... ничего не произошло. Разве что сумятица среди татар, не знавших, кому теперь оставлять подать: "Никто ничего не знал, большинство городов лишилось своих чиновников" (Дубровин Н.О., I, 1900, 294 — 300); татары же, оставшись без власти, по сути в межфронтовой полосе, как и ранее, "по обыкновению отбывали без малейшего побуждения все земские повинности..." (Раков В.С., 1904, 39).

Впрочем, одно "политическое" выступление татар все же было: один крымский землевладелец сообщает, что они "сильно избили" помещика Веснинского, который жестоко их притеснял в довоенное время (Стулли Ф.С., 1894, 497, 499). Но это не было национальным выступлением. "Едва ли была бы на их[327] месте какая-нибудь другая народность столь незлопамятна, имея такие возможности к мести", — раздумчиво завершает свой пассаж наш автор-аграрий.

Так говорили те, кто всю войну провел в Крыму. Петербургские же публицисты подняли в эти годы шумную клеветническую кампанию против "изменников-татар", подхваченную шовинистическими кругами российской провинции. Однако верить этим измышлениям могли лишь там, где не знали крымских татар. И если в России, как замечает Е.Л. Марков, сам факт "измены" был "вне всякого сомнения", то в Крыму, продолжает он, "... я не встречал ни одного старожила, который не презирал бы от всей души этих гнусных нареканий на татарина, сделавших несчастие целого края. В один голос говорят, что без татар мы проиграли бы Крымскую войну: все перевязочные средства и все припасы были в их руках" (1902, 103).

Но даже авторы "гнусных нареканий" середины прошлого века не приводили каких-либо конкретных фактов широкой "измены народа" (если только в науке есть такое понятие). Очевидно, они опасались немедленного позорного разоблачения: Россия была полна уцелевшими ветеранами Крыма. Ныне этого можно не опасаться — и в 1950-х гг. появляются все новые подробности этой "великой измены". Такая, к примеру: "В Евпатории, находившейся в руках противника, формировались военные отряды из добровольцев-татар" (Надинский П.Н., I, 1955, 131). Снова серьезное обвинение, даже чем-то перекликающееся с более поздними... Что же произошло в Евпатории, ведь дыма без огня не бывает? Выясняется, что действительно татары организовали отряд милиции в 800 человек (запомним эту цифру!) для защиты от пришлых и собственных, казачьих мародеров ("для разъездов вблизи города"). Но когда их стали притеснять муштрой и т. п., "то большая половина татар разбежалась" (Дубровин Н.Ф., I, 1900, 289). Итак, огонь в самом деле был, но какие же тучи дыма ухитрился извлечь из него Надинский! "Со стороны Евпатории постоянно существовала угроза тыловым коммуникациям русской армии, сконцентрированной под Севастополем" (I, 1951, 131) — заметим, что о столь важном стратегическом факторе не упоминает ни один специалист по Крымской войне. Очевидно, они не располагали цифрой этого "татарского сое[328]динения": 10 тыс. — понятно, приводимой Надинским без ссылки на источник.

Кстати, об источниках. Как известно, бывают заблуждения добросовестные — когда автор не располагает закрытыми архивными данными. Но здесь случай иной — Надинский располагал тем же кругом источников, что и более поздние авторы, сделавшие тем не менее совершенно противоположный вывод: когда "татар пытались организовать в Евпатории в вооруженные отряды", то инициаторы "потерпели неудачу" (Крым, 1988, 41). Поистине, слеп тот, кто видеть не хочет! Ведь даже неспециалисты по Крыму говорят мимоходом как о факте общеизвестном, что когда в Евпатории высадились союзники, "то татары не поддержали их" (Гумилев Л.Н., 1988, 6).

Впрочем, теперь нам более интересен не сам этот факт, но причины пассивности татар в судьбоносные для нации годы войны. То, что для народа предпочтительнее был бы во всех отношениях возврат к османскому протекторату, — бесспорно, ибо с приходом русских, по словам В.О. Ключевского, "легкая зависимость татар от турок сменилась тяжелой от освободителя". Выше упоминалось, что и правительство настолько было уверено в неизбежном выступлении крымчан против колониального ига в любой подходящий момент, что планировало накануне войны их выслать. И после войны еще много лет русская общественность не могла опомниться от удивления, почему "после вопиющих жестокостей и преследований, в самых широких размерах практиковавшихся в дореформенное время, татары... не воспитали в своих сердцах самую непримиримую ненависть к нам, русским" (KB, 1896, №74).

Тем не менее восстания не последовало. В то самое время, как оно могло быть поддержано всей мощью союзников, среди которых были и единоверцы-турки. В то время, как на Кавказе армия Шамиля вела отчаянную войну, "принесшую жителям гор наибольшую славу" (МЭ, XII, 119). И турки, гарантировавшие великому имаму предоставление свободы и независимости для края с северными границами по Тереку и Кубани, свое слово держали. Почему же столь соблазнительный пример никак не подействовал на крымских татар? Чем объяснить их непоколебимую лояльность по отношению к царизму?[329]

Причин здесь несколько, и все они лежат на поверхности. Во-первых, это вековая ограниченность, изолированность сельского по преимуществу населения. Причем не только от "большого мира", но и гор от предгорья, предгорья от степи. Изолированы были друг от друга и отдельные деревни. Разделенные диалектами, вряд ли осознающие себя как единую нацию, несхожие друг с другом даже антропологически, татары не могли и не хотели объединиться политически перед лицом общего угнетателя.

Во-вторых, за десятилетия российского владычества неизбежно должен был угаснуть былой воинственный дух татар, по крайней мере степняков (горцы всегда были мирными тружениками-садоводами). Духовные силы этих бедняков, "молча голодающих и молча вымирающих" (KB, 1896, №74), по необходимости до конца исчерпывались в аннексированном Крыму борьбой за выживание на оставленных им клочках земли. Сил не хватало ни на культурное, ни на духовное, ни на национально-патриотическое развитие — в то время как кавказцы сохранили в почти беспрерывной вооруженной борьбе и высокое чувство воинствующего патриотизма, и сознание межнациональной общности, и сливавшее племена воедино чувство ненависти к страшному врагу, несшему на своих штыках порабощение из века свободным и вольнолюбивым народам. Война нанесла жестокий удар татарскому народу. Но не нужно было быть пророком, чтобы предвидеть новые и новые акции царизма, грозившие физической деградацией и вымиранием не только отдельным семьям, но и всему этносу. Народ это предвидел, осознал и вновь после долгого перерыва проявил непокорность судьбе, неотвратимо влекшей его в пропасть забвения. Однако сопротивление это было своеобразным.[330]

http://tavrika.by.ru/books/vozgrin_ists/html/part13.htm
_________________
"Весь этот Магометов рай уничтожен дочиста. Взамен пышных городов Тысяча и Одной ночи русские построили несколько убогих уездных городов и назвали их псевдоклассическими именами - Севастополем, Симферополем, Евпаторией"
М.Волошин.
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 4856
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пн, 14.05.2007, 11:19             цитировать    

Малоизвестная страница Крымской войны...

В 1854 году известный английский химик и фабрикант Макинтош предложил для захвата Севастополя подвести к его береговым укреплениям специальные суда, которые извергли бы при помощи специальных приспособлений большое количество веществ, воспламеняющихся от соприкосновения с кислородом воздуха. Следствием чего, по словам Макинтош, «будет образование густого черного, удушливого тумана или чада, который обнимает форт или батарею, проникая в амбразуры и казематы и прогоняя артиллеристов и всех находящихся внутри».
Британский адмирал Дендональд разрабатывал проект удушения русских войск, оборонявших Севастополь, газами, полученными от сжигания 2000 тонн угля и 500 тонн серы.
Однако из-за технических сложностей, а главное, из-за шапкозакидательских заявлений военачальников – вот, мол, завтра-послезавтра возьмем Севастополь – в Лондоне на применение отравляющих веществ согласия не дали.

С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
Kenguru
Капитан 2-го ранга
Капитан 2-го ранга




Пришёл: 07.09.2004
Сообщения: 1332

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 15.05.2007, 12:05             цитировать    

Qirimli писал(а):
Неко, мне пофиг на ваши исторические дрязги с Лосевым по поводу Крымской войны.
Меня заинтересовала эта статья, лишь тем, что в ней я нашел любопытные факты про татар, (выделенные жирным текстом) и только поэтому я её и выложил.
Первый факт, что татары волей- неволей спасли русских, второй факт- показателен незаслуженым плохим отношением русских военных к мирным жителям- татарам.


Блин.... вы даже историческую ветку загадили своим национализмом....
_________________
Вы мне гады еще за Севастополь ответите!!!

х/ф "БРАТ-2"
ts-Ural
Доступ закрыт




Пришёл: 30.11.2006
Сообщения: 284

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 15.05.2007, 12:14             цитировать    

Кенгуру...
Вы своим национализмом всю свою историю загадили...
И происходящее, по крайней на этой ветке, суть констатация сего факта применительно к одной из страниц прошлого...
Причем констатация сия не есть голословная врака - приведен немалый кусок из Маркова...
.....................
А то, что эта тема заостряет внимание на кр. татарах - ну так это не есть национализм... Это есть просто - обращение внимания и предложение желающим(!) обсудить поднятую тему...
(для непонятливых - обсудить поднятую тему, а не устраивать разборки типа "дурак-сам дурак"...)
gm
Гость








      

Прямая ссылка на это сообщение Пт, 25.05.2007, 12:44             цитировать    

статья по заявленной теме: http://www.grafskaya.com/article.php?id=832
Antonishka
Пассажир



Возраст: 45
Пришёл: 08.05.2003
Сообщения: 2341
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 29.05.2007, 08:17             цитировать    

Напрочь содержательное сообщение.
Раскручиваться пытаетесь?
А размещение ссылок запрещено.
Показать сообщения:   
Создать     Ответить на тему    Список форумов Севастополь.ws -> Страницы истории Часовой пояс: GMT + 2
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001-2008 phpBB Group

© 1997-2008, Sevastopol.ws
Executed in 0.074 sec, 24 queries